?

Log in

No account? Create an account

June 19th, 2019

promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…

Мужчина + мужчина

У меня есть друзья геи, и я их дружбой очень дорожу. Знаете почему? Потому что у них, в силу их ориентации, иное отношение к патриархату. Они умеют относиться друг к другу гораздо мягче и бережнее - и я сейчас даже не имею в виду сексуальную сторону жизни.

К огромному сожалению, патриархат все еще силен.
А что такое патриархат? Это жесткая иерархия и жесткая конкуренция, прежде всего. Жизнь как борьба. Жизнь за ресурсы - в основном за власть. Выраженную в деньгах, насилии, общественном положении.

Девочкам в каком-то смысле проще - они рождаются и вскоре, начиная себя осознавать, делают заключение - я женщина, я такая как мама.
Девочка живет с ощущением непрерывности, бессмертия, если хотите. Она, рожденная женщиной и сама способная рожать - звено одной непрерывной цепи, идущей прямо от Евы.

А с мальчиком труднее - в какой-то момент мальчик осознает, что он рожден мамой - самым близким на тот момент человеком - но он не такой как она. Цепь разорвана.
И это очень жестокий момент - психологически это переживание первого в жизни предательства. Ощущение смертности, исключенности, выброшенности.

И самое жуткое во всем этом - травма неизбежна. Каждый мужчина на земле, на самом-то деле, тащит этот пережитый ужас с собой.
И страх женщины, страх женского отвержения - тоже, кстати, следствие именно этой боли. Напоминание о ней.
Именно поэтому отвержение женщиной воспринимается настолько больно - хотя казалось бы, чего там угрожающего?

В этот момент очень важна фигура отца. Или, на худой конец, любая иная значимая мужская фигура - дед, старший брат, учитель.
Именно отец вводит ребенка во взрослый мир. Он проводник. Он учит ребенка находить свое место - и оберегает его на этом пути.

Это в идеале. А как не в идеале - к сожалению, практически каждый из нас знает это на себе.

И опять же - в патриархальном мире мальчику особенно сложно, потому что к нему гораздо больше ожиданий.
В иерархическом мире, где вся жизнь борьба за место под солнцем, мужчина в глазах мужчины рассматривается прежде всего как конкурент - даже мальчик в глазах отца.
Мальчик попадает в переплет из двойственных ожиданий - от него ожидают проявления каких-то качеств, но так, чтобы их проявление не ставило под угрозу иерархическое положение других мужчин.
Чтобы смелым был, но не зазнавался. Чтобы всё умел - но не лез поперед батьки у пекло.

А чувства? А чувства в патриархальном мире вообще воспринимаются как помеха, что-то излишнее и бесполезное.
Проявление чувств становится небезопасным - и мальчик научается забивать их внутрь, скрывать, держать бесстрастное лицо.
И если ему удается - становится некой бесчувственной, бездумной машиной.

От мальчика ждут смелости - а если он робкий? Ждут ума - а если он не очень-то смышленый?
Ждут воли и дисциплины - а если он мягкий и добрый?

В идеале отец показывает мальчику путь, провожает его на этом пути - учит его быть частью мира, оставаясь при этом с собой.
И опять же - это в идеале. А не в идеале - мы.

Мальчик вырастает, втиснутый в рамки патриархальных представлений, но на самом деле то, чего он страстно желает - оно остается с ним. И болит еще сильнее.
Любой мальчик мечтает о фигуре любящего, принимающего, бережного отца. Который поддержит. Который поймет. Который не осудит - если вдруг струсил или чего-то не смог.
Но если такой фигуры не было - то и примера взять неоткуда.

Мальчику хочется душевного тепла со значимым мужчиной - но в патриархальном мире не приняты все эти "телячьи нежности".
Проявление мягкости воспринимается как слабость - а слабость - включается страх свержения с пьедестала. Страх того, что у слабого быстренько узурпируют власть.

К огромному скорбному сожалению - наши отцы не могли быть идеальными отцами.
Это не их вина, это их беда - они делали лучшее, что могли. Любили как умели - а умели только так.

Мальчики вырастают в мужчин - но вот эта дыра в сердце, эта боль, эта тоска по тому, что так желалось, но не свершилось - это всё остается.
И мужчине по прежнему хочется близости, принятия, искренней поддержки другого мужчины - но совершенно неясно - как? Как это получить?
Мальчик искал себе идеальную мужскую фигуру - вырастает в мужчину, но продолжает искать. Голод-то остался.

У нас ведь еще куча всех этих идиотских гомофобных страхов. Культура, завязанная на блатате, где патриархат махровый как у бабуинов, и любое мужское тонкое проявление приравнивается к пидерсии.
И если смутно где-то в душе возникает какое-то нежное чувство у мужчины к мужчине, какая-то нежность, какая-то теплая привязанность - тут же в ужасе первая реакция это забить поглубже. Ни в коем случае не признаться.
А то вдруг подумают, что пидор? А то вдруг решат, что ты какой-то не такой? Развёл тут невесть-что.

Даже просто телесные проявления - посмотреть насколько же скупы мужские контакты - пожать руку. И всё. И еще при этом сжать так, чтобы отправить тем самым послание "я сильный, ты не подумай там чего! Лучше не нарывайся!".
А если объятия, так тоже - дикий страх сделать это с нежностью.
Мужики даже если и обнимаются при случае, то друг друга начинают остервенело хлопать по спине - и это тоже, на самом деле, панический такой знак - "я не пидор, ты не подумай там чего!".

Это было бы смешно, если б не было так горько.
Ведь все эти страхи - абсолютно глупейшие, абсолютно архаичные, абсолютно закостеневшие. Отрыжки патриархата, ничего более.

Когда отец обнимает сына - это тоже значит, что они пидоры, мол-де?
"Это абсолютно другое!" - скажут многие.
Нет, это не другое. Это то же самое. Это проявление мужской нежности в ситуации, когда ее можно безопасно проявить.
Но отцу с сыном - как-бы можно. А вот взрослым мужчинам - нельзя. На это посмотрят с неодобрением и подозрением - "что это вы тут развели? А ну отставить!".

Даже если не брать телесный контакт, то даже просто на словах, и то ситуация печальная - считается величайшим западлом мягкое и бережное, уважительное, доверительное отношение мужчины к мужчине.
Все строится над подъебках, подковырках, проверочках, жестконьких шуточках.
На самцовых фетишах - кто кого трахнул, кто какую телочку снял, кто какую тачку купил, кто больше бабок заработал. Ну - всё о власти, в разных ее формах.
И, прискорбно, но в глубине души мужчина мужчине не доверяет - всегда сидит где-то заноза, что всё сказанное может быть использовано против меня. Что где-то он меня обойдет. Подсидит на службе. Уведёт мою бабу.

Еще и массовая культура это подогревает - создается образ мужика-мачо, который всегда должен быть в лучшей форме, всегда в силах, всегда уметь, всегда знать, всегда успешным, всегда безупречным - а о том, как люди выгорают и валятся в серьезную медикаментозную депрессию - потому что нет на свете суперменов - об этом говорить не принято.

У мужчин стоит запрет на любовь к мужчине.
И опять же - я совсем не включаю в понятие любви сексуальный аспект.
Мужчина может легко признаваться во всяком разном женщине - потому что женщина не воспринимается как конкурент, с ней легче устанавливать доверительные, сердечные контакты - и одновременно с этим очень сложно признаваться в чем-то мужчине.
Страх выдать перед другим мужчиной свою слабость, неуверенность, ранимость, нежность, мягкость, доброту. Страх быть непонятым. Страх быть осмеянным и отвергнутым.

В общем - я много всего уже наговорил - вывод простой: это всё, все эти понятия самцовые, весь этот сраный мачизм - это всё туфта. Это лишь обломки десятков патриархальных веков.
Можно по этим понятиям жить. А можно жить по другому.

И я вот выбираю по другому.
Я не хочу конкурировать с другими мужчинами. Не хочу участвовать в статусных играх.
Я люблю общаться с мужчинами с открытым сердцем - и не вижу ничего зазорного в том, чтобы похвалить, поддержать, посочувствовать если надо.
Еще я очень люблю телесный контакт - мне нравится обнять приятного мне человека - мужчину в том числе. И я при этом не колочу его по спине.
Если кто-то решит заподозрить во мне пидора в этот момент - пусть заподозрит, мне плевать.

Я стремлюсь в разговорах с мужчинами говорить откровенно.
Я очень люблю мужские слезы и вообще мужские проявления тонкой человечности.

Я очень, особенно люблю, когда мужчина может признать свою ошибку. Или то, что он погорячился. Выразить сожаление, принести, если это уместно, извинения - это просто высший пилотаж.

Мне нравятся такие, совершенно "мальчишеские" качества - романтизм, идеализм, светлая наивность, любвеобильность, радость, любопытство, доброжелательность, дружелюбие, увлеченность, благородство.
И я совсем не считаю их проявлением слабости - наоборот, мужчина, который может себя так проявить - это очень свободный и сильный духом мужчина.

В общем - я люблю мужчин. И не считаю зазорным в этом признаться.
Хотя, разумеется, мне было непросто этому научиться.

Мне очень хочется дожить до времени, когда сам градус напряженности в отношениях между мужчинами в социуме спадет. Когда разрушатся эти патриархальные лестницы - и можно будет общаться и дружить совершенно на новом, легком уровне. Любя и дорожа друг другом.

Пост получился сильно сумбурным, совсем не таким ясным, каким я хотел его написать - но я прошу простить мне мою возможную косноязычность.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel