Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Не делай это

Мы все родом из детства.

Когда ребенок приходит в мир, он о нем ничего не знает. У него нет силы, ума, мудрости, аналитического мышления. У него есть только чувства и наблюдательность.
Что бы не происходило в мире, ребенком это будет воспринято как единственно возможный вариант - мир вот такой.
По первым значимым людям, родителям, сложится представление о том, кто такие в этом мире мужчины и женщины, какие между ними отношения. Кто в этом мире я, какое мое место.
К моменту появления аналитического мышления у ребенка уже полностью сложится основное, чувственное восприятие мира. Определится тот сценарий, по которому ребенок будет жить, в том числе и повзрослев.
Вполне вероятно, что этот сценарий будет несколько нелогичен, потому что был сформирован, запрограммирован и записан на чувственную память тогда, когда логика еще не могла придти на помощь.

Вольно или невольно, но ребенок повторит многое из жизни окружающих его людей. Просто потому, что он не знают способов поступить по другому.
Воспитать ребенка невозможно - он все равно будет брать пример с окружающих его значимых людей. Хочешь воспитать ребенка - воспитай себя и покажи пример. Ребенок не будет делать так, как ему говорят - он будет жить так, как ему показывают.

Все беды идут от внутренних конфликтов - от неумения сочетать "хочу" и "должен".
Когда внутри родителя не решен собственный конфликт - велик риск передать его ребенку по наследству.

Именно так возникают семейные сценарии - сценарии матерей-одиночек, например, которые из поколения в поколения живут по одной схеме, образуя целые династии, или сценарии семей алкоголиков - когда дети, видя не лучший пример родителей-алкоголиков, тем не менее находят себе мужей/жен алкоголиков - они просто не умеют находить других, не заточены на это.

Из семей с нерешенными конфликтами возникают так называемые предписания - запреты и ограничения, которые приходят как послания от обиженного родителя, подавляющего свои истинные чувства, как правило для ребенка.
Передаются такие предписания невербально. Зачастую родители даже не знают, что именно они транслируют ребенку, но ребенок, как живущий чувствами, именно это первоочередно считывает - по микромимике, по общему настроению, по языку тела.

Так наследуются предписания, имеющие колоссальную силу.
Из жизни наполненной предписаниями уходит вкус и осознанность - жизнь становится просто слепым выполнением нагромождения ненужных инструкций.

Какие есть основные предписания, откуда они взялись и что с ними можно сделать?


Не существуй
Распространенное предписание алкоголиков и наркоманов. Скрытое послание - не будь, сгинь, умри. Лучше бы ты не рождался. Лучше бы ты умер.
Появляется в семьях, где рождение ребенка выпало на сложный период, на психическое или физическое истощение. Семьи с выраженным насилием, где дети были случайными, нежеланными, чудом избежавшие аборта, росшие в атмосфере и негласном убеждении, что они лишние, что они, их живость, их активность приносят только горе.
Дети убежденные - "когда я умру - моей маме станет легче".
Очень жесткое предписание, самая тяжесть ловушки выхода из наркотического плена заключается именно в нем - как ни парадоксально, но наркоман, убивающий себя, испытывает внутри себя успокоение - "я выполняю предписание. Все идет правильно".
Убивая себя, оскверняя свою жизнь, такие люди ощущают, что они делают полезное дело, освобождая от себя мир, их уход принесет радость.
Отказ от убийства себя влечет за собой кошмарную, дикую волну тревоги - "я не выполняю предписаний, и меня не будут любить, я поступаю неправильно". Именно так наркоманы и алкоголики вновь и вновь срываются в омут, не в силах терпеть внутренний гнёт.
В более легкой форме, но с тем же предписанием живут адреналинозависимые - испытывающие потребность в острых ощущениях. Только при экстремально зашкаливающих чувствах они чувствуют себя живыми, а их увлечение опасностью - подсознательная попытка убить себя, представив это как стечение обстоятельств, сняв с себя ответственность за собственное уничтожение, обманув этим самым инстинкт самосохранения.

Как выйти из этого предписания? Осознать откуда это взялось. Осознать, что предписание возникло не из зла, а от собственного отчаяния передавшего его человека, которое вовсе не является программой для исполнения.
Найти другой пример. Найти тех людей, которые разрешают себе жить и проявляться. Увидеть другой вариант жизни. Сделать так, чтобы жить понравилось.

Не будь самим собой
Предписание семей со снесенными личными границами, где созависимые люди не осознают себя личностью, которые не говорят "я", которые говоря о себе говорят "ты", а говоря про другого человека - "мы".
Это извечное советское - "а вы в каком классе учитесь?" - кто это вы? "Дочка во втором, а я уже школу давно закончил". "А что у нас болит?" - "У нас ничего, только у меня".
Это семьи в которых все живут для всех, и никто для себя, у всех есть общие дела, и ни одного личного.
Семьи, в которых дети живут в убеждении, что их жизнь им не принадлежит. Дети не умеют осознавать собственные потребности. Они живут для того, чтобы соответствовать ожиданиям своих родителей, отдавать им мнимые долги.
Это люди которых вопрос "чего ты хочешь для себя?" приводит в ступор.
Это классические семьи, где родители не отпускают детей, делают все, чтобы они остались с ними, законсервировались. Убегают за счет детей от встречи с собственным одиночеством. Манипулируют детьми на чувствах вины и стыда, не давая им права на собственные ошибки и опыт.
Семьи где матери ссорят дочерей с мужьями, чтобы дочка всю жизнь ее обслуживала, или сами ищут сыночку невесту, при том что сыночку лет 40
Иногда такие люди взбрыкивают и говорят - "я не буду таким, как свои родители!". Но не говорят при этом какие будут - так как не знают, а как еще бывает. Рано или поздно, но убегаю от модели родительской семьи - прибегают к ней же.
Не умеют строить отношения на равных, и не знают что это такое. Все их отношения - детско-родительские по сути, когда в фигуре жены подсознательно ищется мать, а в фигуре мужа отец. Все эти мужики, которые без жены шагу ступить не могут и взрослые тетки, ведущие себя как расшалившиеся дочери или напротив как серые мышки при строгом папочке. Или когда в фигуре спутника жизни видится несамостоятельный ребенок, которого нужно опекать и воспитывать.

Как выйти из этого предписания?
Осознание себя. Где я начинаюсь и где я заканчиваюсь. Осознание того, что я это я, ты это ты. Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям, а ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим. Я иду своим путем, ты идешь своим. И если мы встретились - это прекрасно, А если не встретились - этому нельзя помочь.

Не вырастай
Вытекает из предыдущего, дети выросшие в семьях, в которых они появились только как способ родителей убежать от собственного одиночества.
Родители компенсируют ребенком осознание собственной нужности. И с одной стороны - хотят ребенку развития, а с другой - делают все, чтобы этого развития не произошло.
Часто в таких семьях между мужчиной и женщиной давно ушла любовь, дети - последнее что связывает их. Особенно если ребенок болен - можно его непрерывно лечить, и при этом делать так, чтобы он не выздоровел. Потому что это будет означать перемены, за которые необходимо будет брать ответственность.

Предписание все время транслирует ребенку - не вырастай, не бери ответственность, не будь взрослым. Мамочка/папочка позаботятся о тебе, оставайся только навечно маленьким и слабеньким.

Как выйти из предписания?
Ответственность прямо пропорциональна свободе.
Невозможно ошибиться оставаясь собой. Любой собственный выбор, даже самый кривой, лучше любого идеального чужого

Не будь ребенком
Запрет на непосредственность, спонтанность, детскую радость.
Этим детям пришло предписание, что их детство кончилось. Место ребенка занято, не им.
Часто это старшие дети в семье, на которых сбрасывается слишком много ответственности.
Или это дети из семей, где нет тепла, есть только статус.
Им объяснили - ты должен соответствовать, должен не позорить нас, должен следить, должен обеспечивать, должен учиться, должен добиваться карьерных успехов, должен быть послушным мальчиком, должен, должен, должен, должен...
Дети - маленькие профессоры. Уже все знающие, уже уставшие, уже говорящие о своей жизни в прошедшем времени.
Нелепо и говорить о возможности подурачиться.
Они очень серьезные, правильные, полезные, положительные и им очень-очень скучно жить.
Чаще всего они благополучны и несчастны. Знают слово "надо" и не знают слово "хочу".
Иногда, во всем своем благополучии, становятся тихими, горькими алкоголиками, не зная как еще оплакать умирающего ребенка внутри себя.
Это именно их серые лица за рулем джипов в пробках. Это именно их землистые тела грузно лежат на лежаках фешенебельных курортов. Это именно они мастера казенной, невеселой офисной пластмассовой вежливости.
Это они - болезненные контролеры, не умеющие делегировать ответственность, и не позволяющие себе расслабиться, убежденные в том, что без них все развалится и остановится.
Это именно они готовы отстаивать мифическую "правду" в ущерб близости и теплоте.

Как выйти из предписания?
Разрешить себе быть ребенком. Вернуть и подарить себе право на детство, несовершенство, наивность, доверчивость.
Помнить - мы никогда не перестаем быть детьми. Мы просто становимся старше.

Не будь значимым
Предписание на выживание в стае, в которой запрещено любое проявление инициативы.
"Ты что, самый умный?", "Не высовывайся".
Любые личные интересы вторичны. Ты - не значим, тобой можно пренебречь. Мало ли что ты хочешь?
Установка не добиваться успеха. Довольствоваться тем, что перепадает с барского стола.
Привычка обесценивать любое собственное влияние.
Страх ошибки, страх сделать неправильно, боязнь негативных последствий.

Семьи где растоптанная самооценка. Где нарушена безопасность. Где родители самоутверждаются за счет детей, боятся их успехов, воспринимая их как щелчок по носу себе же.
Установка на жизнь в массе, в планктоне, "он был как все, он жил как все, и вот он приплыл - ни дома, ни друзей, ни врагов".
Убеждение, что другие всегда правы. Всегда лучше знают как делать.

Как выйти из предписания?
А что с самооценкой-то? Почему себе не веришь? Откуда другим знать о твоей жизни больше чем тебе?

Не будь близок
Предписание на избегание физической и эмоциональной близости.
Травматический опыт разлуки с родителями, семьи где нет доверительных отношений, дефицит тактильных контактов.
Вся порочная советская практика отнимания ребенка от матери сразу же после рождения вложила в это предписание суровый клин.
В семьях вырастают дети, привыкшие к холодности и выдержке дистанции.
Они могут переживать внутри бурю, а на лице у них ничего не отразится. Они могут желать страстной близости и лавинной нежности, а самое большее что смогут сделать - дотронуться до плеча.
У всех разные дистанции - кто-то может быть близок как никогда, а другой сочтет это бесчувственностью.
Проявление физической приязни может быть автоматически приравнено к непристойности и сопряжено с тревогой.

Как выйти из предписания?
Восстановление контакта с чувствами, с телом, с желаниями плоти. Телесная терапия, танцы, особенно парные, где исключительно важно умение чувствовать партнера.
И доверительный секс, конечно же, в котором участвует еще и сердце.

Не делай
Социально пассивные семьи, нередко с опытом наказания инициативы, репрессий, болезненных потерь. Гиперопека и запреты.
Насаждаемая мнительность, безвольность, неуверенность. Неверие и отсутствие поддержки и поощрения.
Установка, что какие бы ни были последствия - цена на старт всегда будет выше.
За любые действия придется платить. Болью неудач, стыдом, горечью.
Мир - пространство ужаса, в которым нет хороших вариантов, выбирать приходится только меньшие из зол.
Рисковать - безответственно и глупо. Любой вариант обернется худшим.
Если нельзя застраховаться и подстелить солому со всех сторон - отказаться даже от мыслей.
Запрет на ошибки. Ошибка приравнена к поражению, а не к возможности научиться.
Шквальная, безбожная, кислотой выжигающая критика.
Каждое новое дело - без веры в добрый результат.
Трудности в принятии решений. Прокрастинация. Уход.
"Лучше подождать", "Лучше промолчать", "Авось все само собой разрешится". Чрезмерная осторожность и сдержанность.

Как выйти из предписания?
Научиться отмечать свои успехи. Поглаживать и хвалить себя, благодарить за любое действие, любую инициативу, праздник по поводу каждого успеха, как бы ни мал он был.
Найти себе примеры авторитетных и при этом активных фигур. И заручиться их благословением. Взять разрешение действовать.

Не будь нормальным
Предписание идущее из семей, где под вопросом психическое здоровье.
Нередко родители отличаются болезненными странностями, и дарят ребенку установку - внимание будет обращено только при нестандартном, безумном или вычурным поступке.
Все остальное, "нормальность" - синоним серости, посредственности и незаметности.
Акцент на обособленность и исключительность, болезненное стремление постоянно доказывать свою непохожесть и особое место, иногда с ломовой гордыней или, напротив, самоуничижениями - "нет, я не Байрон, я другой, еще неведомый избранник"...

Предписание неизменно приводит к знобящему одиночеству - либо в безвестности, либо на пьедестале, обдуваемом всеми ветрами и дождями, но где нет места еще кому-то.

Как выйти из предписания?
Для того, чтобы быть особым не нужно ничего делать. Каждый из нас уникален с рождения, даже однояйцевые близнецы - совершенно различны.
Что бы мы не делали - мы остаемся собой. И у нас отпадает необходимость для этого впадать в безумство

Не принадлежи
Предписание тех, у кого начисто нарушено базовое доверие к мире.
Страх растворения, поглощения, страх стать частью чего-то и тем самым потерять себя, умереть, перестать быть.
Предписание гласящее, что любая привязанность смертельно опасна. Любое постоянство тревожно. Любая укорененность есть проявление уязвимости.
Не принадлежи. Не принадлежи стране, нации, семье, мужчине, женщине. Не принадлежи миру взрослых, не принадлежи профессии, не принадлежи никому. Будь обособлен. Будь один.
Предписание тех, кто бродяжничает, кто перекати-поле, кто вечный Снусмумрик.
С одной стороны оно дарит пьянящую легкость - "с тех пор как сгорели дома, легко им живется на свете, случается что иногда, два солнца им светят".
А еще бродяжничество, гайдамачество, бездомность дает моральное право на разбой - право воровать, вторгаться, брать без спросу, быть неуязвимым и неуловимым.
Но в какой-то момент кочевье замыкается на самое себя - вновь вижу я сквозь кошмары бессониц, одну и ту же картину. "Интересно интересно, себя потерять на рассвете, стучаться в прозрачные двери, и знать что никто не ответит. Интересно интересно, родиться снова, серебристым лотосом в ожидании чуда. Так спокойно бьется сердце, людей родом ниоткуда".
Вечный Жид, Агасфер. Брод из ниоткуда в никуда, от неизчего в низачем.

Как выйти из предписания?
Слушай сердце. Пусть оно пустит корни. Оно знает как и куда их пустить.

Не будь здоров
Семьи, где болезнь была единственным верным способом получить время и внимание, любовь и заботу.
Дети из таких семей вырастают, но механизм у них остается.
Они болеют. Болеют много. Болеют показно, героически, чтобы все видели.
Болеют чтобы заботились, чтобы любили, чтобы жалели.
"Все кругом должны знать, что мне плохо".
Иногда болезнь становится способом уйти от ответственности - "я же болею, что ж с меня взять"
Иногда манипуляцией - "сделай для меня это, я ведь болею"
Эти люди болеют так, чтобы из их болезни было много лечения, но чтобы никогда-никогда от нее не вылечится - потому что так они потеряют свой самый излюбленный инструмент получения внимания.
Они никогда ничего не просят напрямую. Все время какими-то кривотолками, окольными тропами, огородами. "Я же болею".
Очень интересно болеющему в целях получения внимания задать неожиданный вопрос - "а кому ты болеешь?". Интересно точнее даже не вопрос, а что чаще всего на него есть конкретный ответ.

Как выйти из предписания?
Научиться просить и озвучивать, заявлять свои истинные намерения.

Не чувствуй
Семьи наполненные подавленной злостью, раздражением, гневом, холодностью или эмоциональной неустойчивостью.
Жизнь в хаосе, в котором нет ориентиров, нет сигналов, что хорошо и что плохо, что нравится и что не нравится. Одно и то же действие может в разное время вызвать совершенно разные реакции.
Нужда эмоциональной близости оборачивается травмами, причину которых в общей зыбкости и безосновности невозможно узнать и предугадать.
В какой-то момент отчаяние ребенка оборачивается его эмоциональной отчужденностью.
Если чувства болезненны и опасны - они отрезаются и на них наложен запрет. Так безопаснее.
Наступает анестезия, обезболивание.
Острые выпады не ранят.
Но за стеной бесчувственности полностью теряется контакт с миром живых. Человек становится роботом. Теряет краски мира, вкус еды, радость.
Может смертельно обидеть кого-то, и даже этого не заметить.
Становится совершенно недосягаем. Вот он вроде здесь, но на самом деле его здесь нет.
С таким не построишь тонких, доверительных отношений. Не дождешься тепла и сочувствия.
Общение с ним напоминает стекловату - такая же бесчувственная, в огне не горит.
Попытка установки близости может обернуться безжалостным выпадом - когда чувства опасны, то любого приближающегося на эту территорию можно травмировать без объявления войны.

Как выйти из предписания?
Пройти через боль. Решить для себя, что пустота страшнее боли.
Боль - это в любом случае жизнь. А жизнь без чувств - это уже не жизнь.
Даже если носитель этой нежити двигается, разговаривает и потребляет пластиковую кашу.


Если кто-то узнал из перечисленного какой-то свой сценарий - поделитесь, мне интересно.

Tags: Духовные скрепы, Инь и Янь, Когда я вырасту то буду таким же, Опыт - сын ошибок трудных, Проба пера, Цветы жизни
Subscribe
promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments