Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Орловская обл. Болхов. И немного о стыде, как о главном российском национальном чувстве



Град Болхов стоит на Нугри на левой стороне на горах красовито: град деревянный (кремль), ветх уже, церквей каменных есть от малой части: монастырь хорош, от града якобы поприще; рядов много; площадь торговая хороша, хлеба бывает много, а дровами сильно довольно; люди в нем невежи, искусу нет ни у мужеска полу, не как Калуга или Белев, своемеры, дулепы... (с) Иван Никитин, 1710 г.


Самое главное чувство с которым живет российская провинция - чувство стыда.
Сложное, тягостное, многоступенчатое человеческое чувство, свойственное всем задействованным в социуме людям.
Те, кто утверждает, что оно им неведомо - лгут. Потому что практически все социальные ограничения так или иначе держатся на чувстве стыда или вины, точнее от страха боли, которые эти чувства могут причинять.
Если у кого-то нет чувства стыда, то это уже не совсем человек, это Маугли. Либо просветленный. Тоже в каком-то смысле переставший быть человеком.


Про чувство стыда и вины я отдельно написал целый труд - Стыд и вина

Собственно смысл этих чувств в том, чтобы дать сигнал. Как, впрочем, и любого другого чувства.
А уж что с этим сигналом делать - забота и выбор лично каждого. Ответственность и необходимость делать выбор как экзистенциальная данность.
Можно что-то изменить. Но можно и, к сожалению, зависнуть в этом чувстве. Или бесконечно пытаться от него убежать, при том, что оно бегает быстрее.

К сожалению - непонимание ответственности, неумение ее брать, делать выбор - самая большая беда российского общества и, возможно, русской культуры как таковой.
Это экзамен, который постоянно повторяется (и будет повторяться и впредь), но который русское общество упорно отказывается сдавать. Грабли непрерывно бьют по лбу.

Ответственность - это свобода. Тот, кто берет на себя полную ответственность за свою жизнь получает и полную свободу.
Да, у этого есть цена - свободный человек принимает и осознает то, что абсолютно все, что происходит в его жизни - результат его выбора - осознанного или неосознанного, действия или бездействия.
Свободный человек осознает - все, что дает ему жизнь - он выбрал сам.
У несвободного человека всегда в числе виноватых обстоятельства. Кто угодно, только не он сам. "Я жертва обстоятельств" - произносится почти что с гордостью - типа - "ну какой с меня спрос?".


Есть такая формула - посмотри на результат, и узнаешь истинное намерение.
Иногда узнавать свое истинное намерение очень неприятно. Неприятно признаться себе в том, что я совсем не тот благородный Бэтмен, которого себе представлял, а порой весьма унылое, трусливое и никому не интересное существо, питающееся навозом.
Леонид Млечин очень честно, и при этом незлобно, дал всему этому диагноз - послушайте с 30-й минуты (хотя лучше не пожалейте 70 минут на умного и очень человечного человека, и послушайте все 70)


Это то, в чем варится российское общество - умопомрачительное, зашкаливающее, чудовищное, сжирающее чувство стыда, которое обывателем усиленно отрицается, замалчивается, агрессивно возражается.


Когда в губернском городе N приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в N очень хорошо, что в N есть библиотека, театр, клуб, бывают балы, что, наконец, есть умные, интересные, приятные семьи, с которыми можно завести знакомства. (c) Чехов "Ионыч"

Отсюда оголтелый, отчаянный поиск мифической, никогда не существовавшей национальной идеи и прочих великих и ужасных идеологий, которые позволят летать в космос, а при этом гладить одежду угольным утюгом и справлять естественные нужды в косой деревянной параше.


Это все - безуспешный, временный способ выпрыгнуть из неосознанного чувства стыда. Страх посмотреть правде в глаза.
Именно поэтому всем в общем-то и целом пофигу в кого и во что верить - в православие, в Путина, в Сталина, в инопланетян. Это все фиговые листы. Предают их так же легко, безалаберно и подло, как и клянутся им в вечной верности.

Есть два народа, которых очень легко обмануть. Это евреи и русские.
Евреев потому что они изначально во все верят, русских потому, что они изначально не верят ни во что.

Отсюда все эти поиски заговоров, происков врагов и недоброжелателей, при том что "заговор против России безусловно существует - в нем участвует все российское население" (с) Пелевин.
Не стоит искать заговор и врагов там, где есть место для банальной глупости.


Лично мне от всего этого двояко.
С одной стороны мне очень не хватает чистоты. Да-да, чувство стыда мне тоже ведомо - я нередко чувствую себя оскверненным и оскверняющим. Как там, языком корректного книжного определения - собственную дефективность как человеческой особи.
С другой - на недолгий срок с русскими взаимодействовать легко. Их можно не беречь.
А чего их беречь, если они сами себя не любят?
Можно жить тактикой выжженной земли, а если и получить что-то в ответ, так лихой, завидущий присвист - "ишь ты! Крутой!"

Мне бы хотелось что-то поменять. Хотелось бы, чтобы цена жизни в российском (и русском) макрокосме была бы существенно выше.
Чтобы русские ассоциировались с народом работающим, интересным, амбициозным, уважающим и уважаемым.

Чтобы не звенели мне каждый раз пулей в затылок строчки из Бродского:

Потому что искусство поэзии требует слов
Я - один из глухих, облысевших, угрюмых послов
Второсортной державы, связавшейся с этой
Не желая насиловать собственный мозг
Сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
За вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
В этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал
При содействии луж порождает эффект изобилья
Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя
Это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны
Стены тюрем, пальто; туалеты невест
Белизны новогодней, напитки, секундные стрелки.
Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей
Пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей
Деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой
Чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой
Вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
Даже стулья плетеные держатся здесь
На болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
Немота вынуждает нас как бы к созданью своих
Этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах
Свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав
К сожалению, трудно. Красавице платье задрав
Видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут
Но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут -
Тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей
То ль пятерка шестых остающихся в мире частей
Чересчур далека. То ли некая добрая фея
Надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
Сам себе наливаю кагор - не кричать же слугу
Да чешу котофея

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом
То ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза
Паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:
Как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
Колесо паровоза.

Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда
Обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе
Как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены
Но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
Продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
Времена, неспособные в общей своей слепоте
Отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть
Чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен - это зоркость к вещам тупика.
Не по древу умом растекаться пристало пока
Но плевком по стене. И не князя будить - динозавра.
Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
Да зеленого лавра.

(с) Конец прекрасной эпохи, 1969 г.



Я знаю только один способ - самому жить так, чтобы не было мучительно стыдно.
Даже в условиях, когда все остальные знают другой способ - уничтожить всех тех, кто смеет напоминать о собственном чувстве стыда. Кто отказывается делать вид, что этого всего нет.


Если все сказанное выше как-то вас задело, возмутило, расстроило, привело в праведный гнев - поздравляю, вы человек, которому чувство стыда не чуждо, и сказанное мною является правдой (не Истиной).
Если вам захочется устроить холивар, опровергнуть все мною сказанное - сделайте это.
Должен же кто-то этим самым мои слова делом подтвердить. Пусть это будете вы.
Tags: Rosseûško-Matuško, Новости национальных проектов, Опыт - сын ошибок трудных, Путешествия
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments