Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:
  • Music:

Головы на стене. Ночь над малой Родиной



Падает ночь на спальный район. А мне не до сна. Думы, тянутся как розовая тянучка.
Настало время осенней печали, чувства, обозначающего финальную стадию проживания потери.




Московский район Митино я зову малой Родиной


Хотя какая это малая Родина - это уже очень так большая Родина. Ни с одним из мест моей жизни я не был связан столь долго.


20 лет, так или иначе.
Первый раз я попал сюда в свои 14 лет - переселившись в квартиру, где мои родители до сих пор и живут. И где я и по сей день прописан.


Тогда это были дальние выселки, один из самых первых выбросов Москвы за МКАД, построенные на месте снесенной деревни и военного городка, от которого осталось единственное высотное здание домикрорайонной эпохи - девятиэтажка рядом с современным метро Митино.

Да, тогда никто не мог мечтать о метро, хоть и разговоры шли.




К хорошему быстро привыкаешь - это сейчас метро "Пятницкое шоссе" в одной минуте быстрой ходьбы от подъезда, а тогда надо было идти на остановку, втискиваться в набитый Икарус, пробивать в компостере корешок крошечного билетика, дышать зимнюю дорогу в заиндевелые узоры окна, до Тушинской.


Здесь, в Митино, я пошел в новую школу.
Переживал и волновался перед новым коллективом - страшно было вновь с нуля пробивать себе место в жизни, но в определенном смысле мне очень повезло - школа была новая, как и микрорайон, и все в класс пришли из разных мест, не было уже сцепленных компаний и группировок - они начали формироваться позже.


Хотя нрав времен, несмотря на фон и напряжение 90-х, всё-таки был скорее миролюбивым - спасала столичность, что ни говори, а бреющие полёты драконов перемен в столицах переживались легче, чем на перифериях.
В Митино тогда жил Жириновский, и прочий бомонд в лице разных Бари Алибасовых, Богданов Титомиров и прочей шелупони, имена которых молодым ничего не скажут - и слава Богу.
Был целый депутатский дом, от которого по утрам отчаливали черные сперва Волги, а потом мерины.


Вспоминаю это всё сейчас, а это словно было не со мной.


Особенно странное ощущение осталось от исчезновения из моей жизни одноклассников.
Когда я уходил из школы, мне удалось откосить от выпускных экзаменов.


И получалось так, что единственный возможный повод мне остаться в Москве - посетить выпускной вечер.
А мне он, выпускной вечер, был ни к чему.
Оттого я в середине мая уехал на каникулы к бабушке, в Волгоградскую область, и на этом школа из моей жизни исчезла.

Это было странное ощущение - отсутствие точки. Отсутствие закрытого гештальта.
Я просто пришел в школу в один из майских дней. А в следующий майский день уже не пришел - и на этом все кончилось. Школа растворилась как мираж. Я ни с кем не попрощался. Никто не попрощался со мной.


Начали расплываться в памяти черты лиц, имена, забываться компании и события.


Но иногда - конечно, заиграет любопытство - полазить по социальным сетям, посмотреть - а кто кем стал?

Наверное многие из вас мониторили бывших одноклассников - чуть стыдливо так, украдкой - словно за чем-то недозволенным в замочную скважину наблюдать - было такое?


Что управляет мной в такие моменты, помимо простого любопытства?
А хочется сюрпризов. Что-то чья-то судьба удивила. Или злорадного удовлетворения, когда чья-то судьба так и не стала яркой - когда с фотографий смотрит всё то же лицо одноклассника, только чуть потолстевшее, чуть добавившее самодовольства.
Что-то злорадное и гадкое в этот момент шевелится внутри.
У вас не так? Вы посвятее моего будете?


Есть в этом одна из форм заигрывания со смертью.




В Митино есть сумасшедший дом (Пятницкое шоссе 27/1) - по периметру уставленный творениями сумасшедшего скульптора.


То, что он делает, не есть сумасшествие само по себе - тут в основном бюсты известных исторических личностей, но крайне сумасшедшим является сам окружающий антураж - буквой "Г" изогнутый дом с неудобным двором, проклятием таксистов (это когда чёрт знаешь сколько едешь к дальнему подъезду по узкой дорожке, лавируя между припаркованными под противоречащими законам физики углами машинами, а доехав до конца выясняешь, что тут тупик и места развернуться нет - изволь точно так же лавировать задом обратно).

Жуков


Безошибочно узнаешь его по квадратной челюсти
(На Арбате):


Внезапно Лермонтов


Внезапно Железный Феликс в компании с русалкой


Кто-то с окладистой шумерской бородой


Хаммурапи без табличек


Здесь и днем безумно встречаться с памятниками, а ночью тут и вовсе снисходит что-то мистическое.
Особенно когда лики (Брежнев, знакомьтесь) освещаются красными автомобильными фонарями




Я хожу сюда как на кладбище - пообщаться с призраками


На кладбище лежат те, кто ушли в своем материальном теле. А тут лежат призраки - мои личные призраки.


И мне нравится с ними говорить. Здесь, посреди спального района


В этот раз почему-то вспомнились мои одноклассники. Я долго-долго лазал по социальным сетям. Вспоминал какими их помню, смотрел на то, кем они стали.
Мало кому обрадовался, поймал себя на этой мысли. А тех немногих, которых хотел найти - не нашел. Пашку Яковлева, например.

Пашка Яковлев - типичный архетип Ареса, бога войны.
Маленький, веснушчатый, типаж школьного хулигана из "Ералаша". И словно вылитый живьем из стали. Невероятно сильный.
Он мог выйти на пять минут в булочную за хлебом, и то успеть подраться.
Дрался он много. Он привлекал драки, они постоянно вокруг него случались.
На моих глазах как-то против него одновременно вышло четверо дюжих человек - он уложил всех четверых. Невероятный, яростный зверёныш. Стальная боевая машина.


Как истинный Арес - он ценил мужскую дружбу, для него боевое братство было важнейшим. Он помнил добро.
Он был очень опасным врагом и бесконечно надежным другом.
У него было обостренное чувство справедливости.
Его коробило, когда у учителей были любимчики. Он холодно презирал училку литературы, которая ставила своим любимчикам хорошие оценки просто за то, что они весь урок кивали и говорили ей "да-а! да-да... да-а-а".
А был и другой эпизод - он много изводил молодую тетку-учителя истории. Сказать, что у них была война - это ни о чем не сказать.
Но в конце года она ему честно поставила его пятерку - на которую он предмет и знал, хотя у нее были все возможности на нём безопасно отыграться и отомстить. Она не стала этого делать, и он прекратил ее травить - он очень уважал честность и благородство. Он сполна это оценил, счел это справедливостью и ответил уважением.

Как типичный Арес - он тосковал по войне, ему было скучно.


Я за него боялся, что однажды он не сможет себя удержать, не сможет встроить свой взрывной нрав в лицемерие гражданской жизни. Не сможет адаптироваться.
Так оно и произошло - он избил какого-то случайного знакомого (который, по словам самого Пашки, сам на него неожиданно, без видимой причины, напал - я ему верю, это было вполне в его духе, таких притягивать), который, на беду, оказался ментом.
Тянулось дорогое дело, адвокат сделал невозможное - Пашка отделался условным сроком.
Но я за него переживал еще сильнее - другой подобный инцидент засадил бы его за решетку надолго.

Я знал, что Пашка нашел себе девушку в Брянской области, и часто ездил туда - и к ней, и просто, меньше светиться в Москве, которая затягивала его в криминальные компании.
В какой-то момент он пропал, и больше я его не смог найти.
Я не знаю где он. Он может быть сейчас в тюрьме, может быть на войне.


Я скучаю по нему. Мне бы очень хотелось, чтобы эта его бестолковая, но честная и подкупающе обаятельная жизнь продолжалась.

Зато нашел в соцсетях Анну Л., о которой не так давно вспоминал:
"С нами ездила девушка, Аня Л., в которую я был неистово влюблен. Я таял от одного её присутствия. У неё была очень особая, тонкая, козерожья красота, походка как у беговой лани и чувственный, возбуждающий, грудной, ласковый, вкрадчивый голос. А еще она была отличница, а я был задрот, и я горестно назначил себя не имеющим никаких шансов.
Тогда, в Питере, был единственный раз, когда мы поговорили (она была из параллельного класса). Не помню о чём, я помню только, что изо всех сил старался не покраснеть. А после этого был весь томим невероятной истомой, словно всё тело изнутри гладят кошки".

Она мало поменялась, эта особая, изящная козерожья красота, не подвластная времени, которая с годами становится только тоньше и благороднее.
Много фотографий, где она гибкая, стройная, интересная. И неизменно одна.
Не знаю, кто ее фотографирует.
Причем ладно бы не было ее в мужской компании - в компании подруг тоже нет фотографий.
Одна в Италии, одна в Испании, одна средь монастыря, одна на вечеринке. Везде одна.

Много обращается к Друзьям (пишет с большой буквы) - неясно кто они такие. Много стихов, которые и в 15 лет уже звучат наивно - "та-дам та-дам, где же настоящие мужчины-рыцари? Та-дам та-дам, которые будут пять лет нас завоевывать, падать на колени, стреляться на дуэлях, и за все это время даже не намекнут на постель, и верные, и красивые, и поэмы посвящать, и серенады петь и та-дам та-дам та-дам...". Много гордых фраз из серии "лучше одной, чем с кем попало", и все эти юношеские романтизмы - "все кругом в царстве пошлости, а я всё еще верю в добро и любовь" - почти дословно.
Она социально успешная. И очень какая-то личностно незрелая.

Меня это впечатлило. Возможно оттого, что я в свои подростковые годы назначил её для себя недосягаемой небожительницей.
Она - богиня бальных танцев, ее знает вся школа, а я - нескладный, очкастый подросток, играющий в приставку.
Она - лучшая ученица школы - до сих пор её портрет на самом видном месте, на стенде при входе - лучшей ученицы за все остальное время школы так и не свершилось. Как иду на выборы, забрать на память очередной избирательный бюллетень в коллекцию - смотрю на нее с нежностью, любуюсь.

А я ведь её как человека и не знаю. Она осталась для меня чем-то неземным, платоническим, грёзой, которая волшебна ровно до тех пор, пока она недосягаема.
Я её придумал для себя, а тут - странно увидеть ее живым, несовершенным, хотя и по прежнему очень обаятельным человеком.

Вообще, что-то у меня с именем Анны связано особое - мои самые первые сексуальные детские переживания тоже были связаны с Анной, Анной О., и, как-то внезапно сопоставил, Анна Л. и Анна О. - достаточно похожи, какого-то схожего типажа (последняя живет сейчас в Донецкой области - тоже, вполне себе успешная. И ни одного мужчины на фотографиях рядом, ни одного о мужчинах слова).
Вспоминается Набоков, Коллет, ставшая прототипом умершей Анабеллы - незакрытое, прерванное переживание, приведшее чередой терзаний к встрече с Лолитой.
Как много, оказывается, вообще могут значить в жизни люди, и их придуманные образы, даже если реальное время встречи ограничилось минутой.


Просто набрал в соцсетях свою школу и год выпуска, и пошел смотреть людей.
Вот Сергей Ц. - мерзкий человек. Я еще тогда вспоминал Шукшина - таким мерзким только в милицию идти. Ну и да, никакого сюрприза - мент.
Вот Наталья М. - она была застенчивой и рослой, и своего высокого роста стеснялась. Как мне потом передали - она была в меня влюблена. Если бы мне сказали тогда, в школе - я бы не поверил. Как это - симпатичная девушка влюблена в меня? В меня? Влюблена? Не смешите мои тапочки!
Антон В. - харя не пролазит в дверь.
Евгений Т. - всегда искусственно поддерживал имидж эдакого сладенького красавчика, и довел его до абсурда.
Николай М. - был худощавого телосложения скинхед. Я знал, что он увлекся тяжелой атлетикой. Мама-дорогая! Его лицо не изменилось, но к голове словно приставили скопище громадных, накачанных шаров, тягающих штанги.


Руслан - один из немногих приятных людей. Очень какой-то порядочный, человечный. Собирает деньги, какие-то немыслимые миллионы, на операцию сыну в Штатах.


Вера - работает в банке, не замужем, детей нет. Юля - работает администратором в магазине, не замужем, детей нет. Анна К. - врач, не замужем, детей нет. Елена Л. - лаборант в НИИ, не замужем, детей нет.
Вера, Ольга, Татьяна, Наталья и еще 15-20 человек девок - работают, не замужем, детей нет, и фамилии не менялись.
Почти у всех - фотографии без мужиков. Практически у каждой - эти фирменные, копируемые слоганы и обороты - "просто я стопроцентная женщина!". Или фотка с томным взглядом на фоне стены турецкого отеля - "меня трудно найти, легко потерять и невозможно забыть!".






После окончания школы я лишь один раз целенаправленно встретился с бывшей одноклассницей - Мариной.
Причем инициатива была ее. Она разыскала сама мой профиль в соцсетях, увидела мои фотки и написала заглавными буквами ошарашенно - "ЭТО ТЫ???!!!! ЭТО ПРАВДА ТЫ???!!!".
Так получилось, что из своих одноклассников я изменился наиболее радикально.
- "Был мальчик-одуванчик, а сейчас такой мужик!" - с неподдельным одобрением мне сказала Марина, когда мы с ней встретились.
Марина - красивая девка. Экстравагантно одевалась - чем доводила меня в школьные годы до бурления.
Пожалуй сексуально она была самой привлекательной для меня из одноклассниц.
За два года учёбы в одном классе мы даже не поговорили ни разу диалогом.
Странно было встретиться с ней позже, и поговорить так, как будто мы два года совместной учебы, в 10-11 классах, только и были неразлучными друзьями.

- "Юля стала архитектором, работает у богатеев на Рублевке, Оксана ушла работать секретаршей, и сейчас от шефа в третий раз в декрет уходит" - рассказывала мне Марина судьбы одноклассников известные ей - "Таня стала парикмахером, Юля стилистом, Нелли лесбиянкой" - последнее, произнесенное как социальное достижение, мне понравилось особо.
- "Про Пашку Яковлева что-нибудь слышала?" - с надеждой спросил я, они еще и жили в одном доме
- "Отметелил он года три назад тут под подъездом кого-то. Но это давно было. А так - ничего не знаю. Пропал"

Очень тепло с Мариной попрощались. Договорились как-нибудь встретиться вновь, и, разумеется, больше не встретились.
Были слухи, что кто-то из активистов собирал сбор одноклассников. Но меня никто об этом известил.
А становиться инициатором самому - ну как-то резона нет.
Увижу я этих людей, которые исчезли из моей жизни теми майскими днями - что я им скажу? Что они скажут мне?

Как кто-то сказал про сборища бывших одноклассников в соцсетях - они нужны для того, чтобы трахнуть таки тех, кого не успел трахнуть тогда.
А мне даже и это не сильно интересно.
Аню Л. я так и хочу оставить романтичной грёзой своего подростковья. Хочу запомить её недосягаемой.
А остальных, кого "трудно найти, легко потерять и невозможно забыть" - нашел легко, забыл безболезненно.

А у вас как с одноклассниками?
Мониторили ли по соцсетям? Бывали ли на встречах выпускников? Удивил ли кто-нибудь вас?

Я прощаюсь с головами. Благодарю их.




И иду дальше. Напевая Кинга Даймонда "Головы на стене". Один.


Какие-то призраки сегодня нашли своё навечное успокоенное пристанище.



Там им и место.
Мёртвые к мёртвым. Живые к живым. Призраки к призракам.
Tags: Rosseûško-Matuško, SMS от Бога, memento mori, Брошенный с Луны, В детство ясноокое плацкартный билет, Герой ненашего времени, Искренне ваш, Московия, Психодел, Путешествия, Смотрю за жизнью в замочную скважину, Сон разума рождающий чудовищ, Цветы жизни, Эти забавные животные, Я кончел
Subscribe
promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments