Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Мурманск. Дадим стране угля






Это сейчас черное золото - нефть. А когда-то черным золотом был уголь.
И за уголь разгорались войны.
Уголь забирал жизни. Засыпал несчастных в шахтах. Сжирал живьем душу Сергея Лазо, запертого японцами в топке паровоза.


Уголь для меня свят - я ж внук шахтеров, и вырос в шахтерском крае.
Перед углем у меня пиетет. Меня завораживает мысль, что он, уголь, лежит там в земле еще с времен динозавров, и прессовался веками в слои, отпечатывая папоротник и диковинные растения.
Что он, плод страшных подземных мистерий, выходит на поверхность - кормить огонь.
Он будет жарко разгораться в печах. Он согреет кусачим зимним утром.
Угольный сарай приравнен к храму.


Я еще в школу не ходил, не всегда мог связно слова в рассказ связать, но что такое коногонка, или лава, или штрек, или клеть - знал хорошо.
Нормальные дети сочиняли сказки про ребят и зверят? А я сочинял продолжение детской сказки - "Три поросёнка работают шахтерами"


Шутили, что у всех живущих в шахтерских краях легкие в угольной пыли - а это и не шутка. Правда так, даже минуя курильщиков.
Шахтеры в свое время были знатной, хорошо зарабатывающей кастой. Но никогда шахтеры не были здоровыми, и долго не жили.
Еще бы - если работа в шахте, это не ад - что же тогда ад? У меня нет ответа.


Значение угля сильно пошатнулось - другие энергоносители вытеснили.
Шахты жирного, черного, энергоемкого антрацита - на плаву. Он рентабелен.
Если же уголь худшего качества, а еще и вывозить его трудно - пошли закрываться шахты.


Вот лежит в Туве крупнейший угольный бассейн мира - уголь, в буквальном смысле, чуть ли не под ногами, высокого залегания.
Зарывается гигантская землеройная машина в Каа-Хемский разрез.
Но вывозить уголь трудно - железной дороги нет. И не будет.


Китайцы думали строить ветку через Монголию, но не до того сейчас.
Идут вереницей сорокотонные дуры, груженные жирным, черным углем, через Саяны.
Весь Кызыл углем топится - газа нет, и не будет. Каждую зиму на город падает черный снег. И запах, как после пожара.


А про российский Шпицберген я молчу - тамошние шахты лишь имиджевые, добыча ровно покрывала собственные нужды, чтобы хоть как-то оправдать присутствие там.


В цивилизованных странах шахты закрывали не по рентабельности - по волевому решению.
На то время это встречало бунты - финны бранили противников шахт всеми длинными финскими ругательствами.
А чего натерпелась от английских шахтеров Маргарет Тэтчер?
Легче чем предателями и вредителями не называли.
Сейчас, конечно, впору спросить - где мы, а где они - но кто спрашивать будет? Кто отвечать?


Да и нас это не касается. Мы - ура иль ах - не цивилизованная страна. И уголь по прежнему - не основная, но значимая карта.
Это он, уголь, просто из под прицела масс-медиа ушел - забылись шахтеры, стучащие касками на Горбатом мосту у Белого Дома, забылся Черномырдин, произносящий шахтерам легендарное "денег нет. И не будет. Поработайте без денег".
Шахтеры забылись, о них вспоминают лишь после очередного взрыва на очередной шахте, где новейшее, обеспечивающее безопасность оборудование, просто выводят из строя (как на шахте Распадской оказалось) - чтобы не мешать работать во все смены, на сверх прибыли, рискуя жизнями.
Шахтеры забылись - но уголь по прежнему собирает свою дань.
Поймите, чуваки, нельзя просто так, безнаказанно потрошить землю, еще и представляя себя царем природы.
Нельзя брать уголь, не принося ему человеческих жертв - он божество жаркое, злое и дремуче языческое.
Он не прощает непочтения к себе. Не очень-то разборчив - его не купишь жалостью к шахтерским вдовам.


Дадим стране угля. Переполосуют страну гремучие угольные составы.
В Мурманск везут уголь из самой Сибири - в основном из Кузбасса


И денно и нощно, железные роботы грузят его в суда, проседающие по самую ватерлинию.


"Не останавливать работ!" - кричит Линия Партии.
Бесконечные, пыльные, черные суда уходят из незамерзающего Мурманского порта на экспорт.
Сгореть в далекой африканской, или еще какой-нибудь там топке.




Шла Саша по шоссе, из Углича в Саров
Меж воинских частей да заводских цехов,
Где трудятся в дыму и производят дым,
Ненужный никому - ни мёртвым, ни живым.

Шла Саша по шоссе, с Донбасса на Кузбасс
Чрез угольный бассейн, где в каменную пасть
Людей уносит клеть к забоям и кайлам,
Где добывают смерть с углём напополам.

Tags: Rosseûško-Matuško, memento mori, Путешествия
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments