Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Полиция

С полицией я первый раз плотно столкнулся тогда, когда меня регулярно начали вызывать в ОБЭП, в подозрении на состав деяния, предусмотренный 159 статьей УК РФ.

Точнее как - пока не предъявлено обвинение, то ты идешь в любом случае как свидетель.

На то время о полиции я знал мало, и отношение у меня было угадываемо подростковое - легавые и легавые.
У меня любимая присказка была: "стыдно - это когда дети менты".

А тут - ну здрасьте-пожалуйста. Телефонный звонок, вежливый голос приглашает меня в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, рассыпаясь в пассажах, что всё это ничего серьезного, и вообще - приходи, как лучший друг. Пропуск выпишем.

Я - к адвокату.
Адвокат - кремень. Сам 20 лет проработал в органах, а потом переквалифицировался вон в адвокаты и юристы.
На то время он был мне еще по карману, потом ушел работать к Оренбургским нефтяникам, стал каждый день летать на работу из Москвы в Оренбург на корпоративном самолете компании, и стал и не по времени, и не по карману.

Так вот, адвокат мне говорит - сейчас конец квартала, и это хороший знак.
Канцелярия распределяет дела, открывает номера. Каждый следователь ведет сколько-то дел, и отчитывается по ним, что сделано.
Самые важные дела делаются в первую очередь. А вся мелочевка откладывается на потом, на конец квартала. И если тебя вызывают сейчас, к концу квартала, значит твое дело для них неинтересное. Они просто не могут ничего по нему не сделать, им к концу квартала нужно закрывать номера, поэтому они тебя вызовут, напишут бумагу, пришпандерят ее к делу, да кинут его куда-нибудь по подведомственности.
Он рассказал, как это делается - если нужно замулить дело, но следак звонит знакомому следаку в другом отделении, и договаривается - я тебе свои дела кину, ты мне свои.
Кидают. Через какое-то время дела возвращаются обратно, но квартал уже закрыт.
Поэтому многие неинтересные и бесперспективные дела так годами могут кидаться из одного ведомства в другое.

Спросил про повестку - адвокат мне сказал, что если ты не хочешь идти немедля, то да, спроси повестку, они обязаны ее прислать. Но вообще - не тяни время, сходи сам.
Простая инструкция - ничего не подтверждать, ничего не опровергать. Самые лучшие ответы - "не помню", и "не придал значения" - они ведь ничего не опровергают? Даже если потом найдутся улики против - ты ведь и не отрицал ничего, верно?
В общем, чтобы ничего сказанное не было использовано потом против.

Окей, я пошел.
Внизу дежурный, крашеные стены, вертушка, портреты "их разыскивает милиция" и "передовики производства" - лица неотличимы, всё те же сомкнутые губы, мясистый взгляд.
По стенам всякие плакаты, ставшие неоригинальными уже еще при Дзержинском, все эти "не болтай!", записался ли я в добровольцы и что в пору хлебную и ночью работают.

Ознакомили меня с 51 статьей Конституции.
Спросили была ли судимость. Ответил, что нет. - "Будет, га-га-га!" - и заржали. Уж насколько я был встревожен, но при такой избитости не выдержал, и невежливо зевнул.
Два следователя. Попытались разыграть "двоечку" - то бишь добрый следователь и злой.
Злой, в форме, с внешностью дяди Степы и идейного чекиста, сперва обрушивается - так чтобы не обвинять, но вселить в моей трусливой душонке дрожь - как мне придется за свои деяния страшно отвечать, и к чему вообще приводят извилистые пути таких как я.
Второй следователь, щеки круглее, глаза добрее, вскоре "вступается" - да ладно, будет, ну раз оступился человек, ну что ж теперь, мы ж не звери какие-нибудь, сейчас он нам сам все расскажет.

Попадал я потом еще не раз, и даже уже на этом этапе стало предсказуемо и скучно.

Я начал понимать специфику их работы. А также сопоставил с еще одними словами моего адвоката - если они хотят мне что-то вменить - то их дело это доказать. А доказать в моем случае крайне что-либо трудно.
Я понял, что у них не так уж и много на меня времени. А у меня времени больше. И просто начал спокойно жонглировать словесами "не помню" и "не придал значения".
В общем - их дело это взять с меня объяснительную по поводу вызова. Следователь пишет, я говорю, ставлю потом метку, что с моих слов написано верно.
Это называется на жаргоне "свидетель говорит то, что пишет следователь".
В итоге они поняли, что меня на нахрап не взять, а как-либо развивать дело бесперспективно - и ограничились тем, что объяснение взяли, присоединили к делу, да попрощались.

Я тогда немного влип, и вызывали меня по разным однотипным делам достаточно много.
Я сполна оценил их внутреннюю несогласованность.

Меня вызывали в ОБЭП. Один раз следователь из ОБЭП сам внезапно нагрянул домой.
Вызывали к участковому - тот, мне показалось, вообще не понял, что это такое к нему пришло - у него ведь совсем другой профиль работы, а я не алкаш, не дебошир - что ему со мной делать?
Вызывали в центральный ОБЭП и региональный.

Один раз попал в местную ментуру - это было жестче всего, потому что занимался этим местный Уголовный розыск, а у них самая жесткая профдеформация. Они пуще всех иных видят в каждом человеке отмороженного маньяка.
ОБЭП - там кабинетная работа, с бумагами, с цифрами, с телефонами. А Уголовный розыск - работа на "земле", и у них либо дело раскрывается в первые же часы, или не раскрывается вовсе.

Нагрянули ко мне домой двое ребяток - не в форме, молодые, борзые, хамоватые. Затребовали ехать с ними, а у самих ни повестки, ничего.
Затягивать это говнище не хотелось, оттого - окей, я с ними поехал.
Всю дорогу они мне запрягали что-то про "подумай, может кого обидел, чистосердечное признание облегчает участь" - я, кажется, вновь начал невежливо и презрительно зевать от этого тупого примитива.
Везли меня, кстати, на собственной тачке одного из них - новой Тойоте Камри, совершенно не ассоциирующейся с милицейской зарплатой.

Уголовному розыску живется хуже всего - голые стены, ободранные столы.
На полу перевернутая урна, на стене - копченый след от недавного пожара в этой самой урне.
Компьютера нет. Есть бланки объяснительной, специально посмотрел, отпечатанные в 1969-м году - папиросная, желтая бумага, через нее газету читать можно.
И чувак пошел писать. В двух экземплярах - потому что копирки у них тоже нет.
Вопиющая ведомственная бедность, сопряженная, судя по их личным тачкам, с неплохой жизненной устроенностью.

Единственный раз за все мое время пребывания по ихним злачным заведениям, меня ощутимо "кололи". Говоря казенно - применяли меры психологического воздействия.
Хорошо, адвокат меня и на этот случай просветил - если начинают прессовать, или физически воздействовать - подписывай всё, что они дают.
Потом в любой момент отказываешься от своих показаний, говоришь, что сделаны они под давлением, и все их усилия идут прахом. И они об этом знают.
Оттого я им просто дал понять, что мне больше того, что я уже рассказал, добавить нечего. А если хочется написать лишку - откажусь от своих слов в любой момент.
Они злобно переглянулись - не выгорало дело.

На том и распрощались.

Я потом сменил род деятельности, чтобы не попадать больше в эту теплую компанию. Ну и вообще - незачем играть с огнем.
Один из следователей, один из немногих действительно адекватных и доброжелательных людей, мне иносказательно, но целенаправленно дал понять мне эту мысль - лично я ему симпатичен. И он даже делает то, что в его силах, чтобы меня меньше тревожили.
Но он надеется на то, что я достаточно благоразумен, и не буду дальше лезть на рожон, если здесь оказалось тонко.

С тех пор я ее приглядывался немало к полиции, и тем людям, которые там работают.
Для меня стала откровением одна из основных мотиваций, отчего люди идут в полицию.
Ну вот как вы думаете, зачем люди идут в полицию, на столь неблагодарную работу?
Взятки брать? Ну, есть и такие, да.
Но вообще - главная мотивация идущих работать в полицию - искреннее, благородное желание служить обществу, делать его чище, блюсти порядок.
Нет-нет, я не шучу.

Но полиция в ее современном виде, увы, жестко огорчает эти благородные порывы.
Полиция - это серьезная профдеформация. Люди, работающие в полиции, сталкиваются каждый день с жизнью на грани, с насилием, с неуважением, со всей жесткостью жизни.
Требуется большое мужество, чтобы оставаться в этом человеком. У многих не получается - я не оправдываю их, но и не сужу. Им нелегко пришлось.
А самое удручающее - полицию, в большинстве своем, не уважают. Видят в ней только карательную силу, но упускают то, что это сила реально делает на благо.

Собственно, тут большое упущение пропаганды. Полиция, к сожалению, не умеет подчеркивать лучшее из своей работы.
Как в советское время, бесконечные истории о личностном героизме, проявленном работниками правоохранительных органов. Улицы, названные в честь погибших при исполнении своего долга милиционеров.
А почему сейчас это неразвито?
Да, вспоминаю меткий фильм "Остановился поезд", о том как героями становятся иногда посмертно те, кто довел своим раздолбайством ситуацию до такого состояния, что исправлять ее можно только героизмом.
Но хватает и примеров истинного, подлинного мужества.
Знаете, я совсем не против, чтобы именем погибшего полицейского назвали какую-нибудь новую улицу.

Полиция - особый склад людей. Это стопроцентные люди-собаки. Служить и защищать.
Служить и защищать - лозунг американской полиции. Мне нравится. Мне хотелось бы, что бы и в нашей полиции такое было.
А то полиция порой действительно не знает, зачем она.

Многое в полиции посвящено идиотскому очковтирательству, идиотской "палочной" системе, из-за которой приходится заниматься не реальной ситуацией, а изхищрениями бумажной статистики.

Мне бы очень хотелось жить в стране, где полиция профессиональна и уважаема. Где полиция служит и защищает.
Мне хотелось бы, чтобы у полиции была высокая квалификация. Чтобы полиция была строга, но доброжелательна.
Чтобы были у полиции большая ответственность, но и большие возможности.

Мне бы очень хотелось, чтобы человек, выбирая службу в полиции, знал - у него будет трудная, но уважаемая и интересная профессия.
У него будет красивая форма, красивый, мощный, служебный автомобиль.
К нему будут доверительно обращаться за помощью те, кто нуждается в его защите, кто ему доверяет. Верит в то, что его оружие может быть использовано только на защиту.

Зарплата? Зарплата у полицейского должна быть небольшая. Ну как небольшая, достаточная, чтобы хватало на спокойную жизнь семьи, но небольшая.
Если хочется денег - иди в бизнес, не в полицию.
Но у полицейского должны быть беспрецедентные социальные льготы, выплаты и блага.
Полная медицинская страховка для всех членов семьи, включая протезирование зубов.
Щедрые отпускные, бесплатный проезд, лучшие ведомственные санатории.
Щедрая пенсия. Полные социальные гарантии семье, если полицейский-кормилец погибает на посту, или теряет трудоспособность.
И - очень серьезный контроль, возможность лишиться всех этих благ в один момент, если будет доказана вовлеченность в криминал или коррупцию.

Не знаю, насколько это мечты.

А у вас есть что связанное с полицией?
Tags: Битие определяет сознание, Мемуары Муми-папы, Новости национальных проектов, Опыт - сын ошибок трудных
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments