Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Москва-Петушки: четыре ангела другого мира

Оригинал взят у kosmonozhka в Москва-Петушки: четыре ангела другого мира
Мою голову сегодня, думаю о том произведени Введенского, где четыре умирающих рассказывают о своей смерти и присутствуют четыре ангела - Тумир, Чумир, Зумир и Кумир. А потом вдруг всплыло в памяти "Москва-Петушки", и подумалось, что и к этому произведению четыре ангела-проводника в смерть вполне применимы. Нет, я в курсе, что "Москву-Петушки" только ленивый не рассматривал как мистическое произведение (см. например "Икстлан-Петушки"), но только сегодня я заметила, насколько явно эти четверо идут через всё произведение и как хорошо они замаскированы.

Два раза эти четверо всплывают в качестве воспоминаний Вени из прошлого: первый раз это ЧЕТВЕРО в комнате в Орехово-Зуево, куда Веня подселяется пятым, второй раз - это ЧЕТВЕРО работяг, у которых Веня становится бригадиром. В пути Веня общается с ЧЕТЫРЬМЯ сущностями: это контролёр Семёныч, Сфинкс, камердинер Пётр и царь Митридат (который весь в соплях и с ножом). И убивают его в конце тоже ЧЕТВЕРО, те самые четверо.

Что касается этих четверых, фигурирующих в воспоминаниях, то они на тот момент ещё не приглашают к смерти - они только знакомят героя с разными сторонами мира и самого себя. В первом случае они заставляют его принять и проявить свою плотскую сущность ("с тех пор, как ты у нас поселился, мы никто ни разу не видели, чтобы ты в туалет пошёл!"). Во втором случае, став бригадиром четверых, Веня пытается их просвещать и изучать их сущность с помощью индивидуальных графиков. Возможно, именно этого делать не стоило - это как бы вторжение в потусторонний мир: общаться общайся, но некоторых вещей о них знать нельзя. Но это только догадка.

Теперь о мистических сущностях, встретившихся в пути. Те, с кем Веня пьёт и беседует - безусловно, живые (и их не четверо, их пятеро, с ним шестеро - как раз сколько вмещает стандартное "купе" электрички). Но потом появляется кое-кто уже не совсем человеческой природы - Семёныч. Контролёр Семёныч косит под живого человека - во всяком случае, живые его видят и могут с ним говорить. Но он является проводником и связистом между двумя мирами - миром загробным и миром живых, поэтому ему нужна двойная сущность - его видят и живые, и мёртвые. У него, как и у остальных троих, встреченных в пути, есть чёткая функция - хранитель времени. Завершились последние сутки из отмеренных тысячи и одной ночи, история исчерпана, время кончилось. Семёныч как хранитель времени появляется в последний раз, слушает последнюю историю, выманивает героя в тамбур (тамбур - как некий порог между мирами) и выходит на станции Орехово-Зуево (та самая станция, где Веня впервые повстречал своих четырёх), а там переходит из мира живых в загробный мир, становясь там узнаваемым, своим, мёртвым (стукнулся головой о перила, упал, залил всё красным - вполне себе узнаваемая ритуальная смерть для перехода в мир иной).

Посредник между мирами и хранитель времени исчезает, и живое время на этом останавливается. После этого Веня отключается, а просыпается уже в узнаваемом загробном мире. Верее, в чём-то вроде его преддверия. Наступила тьма, электричка идёт в другую сторону, живых не наблюдается. Но когда герой находит живых и пытается спросить, где они едут, они явно его не видят, они видят что-то другое, каждый своё. И они, конечно, не могут ответить на его вопрос о местонахождении: ему не положено больше попадать в мир живых.


Следующий из потустороннего мира - это Сфинкс. Если ревизор Семёныч - хранитель времени, то Сфинкс - это страж ворот. Он честно предупреждает, что не пропустит героя, если он не разгадает пять загадок. Из пяти загадок герой не разгадывает ни одной, и тем окончательно закрывает себе проход в мир живых.

Потом он встречает женщину, и это последний живой человек, с которым он общается. Женщина - из мира живых (что доказывает её фраза-обращение - она тоже обращается не к нему, а к какому-то Андрею Михайловичу, как и предыдущие встреченные живые после символического перехода героя в засмертный мир начинают называть его то "милой странницей", то "товарищем лейтенантом"), и она неспроста вся в чёрном и плачет. Она оплакивает его - классическая фигура: женщина, провожающая в смерть. Изначально герой ехал в Петушки к женщине во имя любви, но последняя встреченная им женщина является плакальщицей. Кстати, вошла она в Орехове-Зуеве, всё там же, где Веня символически перешёл в мир иной. Всё верно: переходишь в мир иной - появляется плакальщица.

Третий посланец загробного мира - это камердинер Пётр. Его функция - хранитель огня, хранитель света (помните, он зажигает канделябры?). Под конец канделябры символично гаснут - хранитель огня жизни даёт понять, что всё, огонь угасает, больше не будет ни света, ни тепла, они полагаются только живым. После встречи с хранителем огня, когда гаснут канделябры, герой уже не может согреться, что бы он ни делал, помните, он там мёрзнет и колотится в двери живых, а живые его не пускают.

Ну и последняя сущность - Царь Митридат, сущность, карающая тех, кто преступает границу. Страж ворот Сфинкс запретил проход, герой пытается нарушить запрет и встречается с вооружённым охранником - вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана - причём Митридат ведёт вполне пустую беседу с героем до тех пор, пока тот не задаёт на свою голову контрольный вопрос - а зачем тебе нож? И получает ответ: зарезать тебя, вот зачем. То есть герой опять пытается изучать потусторонних сущностей и опять узнаёт то, чего живым знать нельзя.

Кстати, в пути ещё Веня общается с ангелами, но сколько их - нигде ни разу не указано...


Ну а потом Веня встречает всех четверых разом и только теперь всё понимает - "я их сразу узнал, я вам объяснять не буду, кто эти четверо", говорит он. Для обыкновенного убийства человека в таком состоянии хватило бы одного, но их - четверо, не просто так. И в финальной сцене они идут к нему - убивать его - босиком. Почему они разулись? Снятие обуви - разрыв контакта с земным и причастность к миру иному, символ ритуальной чистоты. У этого действа есть ещё разные символические смыслы, но этот - основной. И только в самом конце становится понятно, что и всё повествование ведётся из загробного мира - человек вспоминает свою смерть, совершенно как персонажи Введенского. Четыре ангела, четыре сущности, всё совпало.

Tags: Радио Внутренняя Венгрия, Слушай дядю
Subscribe
promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments