Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Остановка

- "Мужчина, просыпаемся, скоро Орёл!" - в спину невежливо стучит острый женский кулак.
Секунды навсегда хоронят мозаичный сон. Удивление - оказывается успел заснуть. А казалось, что просто лежал, поджав на верхней боковушке ноги. Смотрел в мутный плафон.

За окном зимние огни, красные и синие светофоры, желтый чай фонарей.
Весь снег покинул небо, залег как в Прибалтике русский оккупант.
Пять утра. Февраль.

На жизненном пути плацкартного вагона в проход выпали руки, ноги, простыни, чемоданы, головы, раскаяния и возмездия.
Одиночный храп справа, позвякивание стакана слева. Шепот проснувшихся, фигуры ковыляют на свет, неся, как нелюбимое дитё, охапки скомканной постели.

Я в Орле выхожу не один. С легким злорадством, но больше с благодарностью, озираюсь - кто еще?
Выход в черную зимнюю ночь сближает, наполняет солидарностью, брезгливой радостью коммуны.
Сейчас мы покинем борт, отчалим, пионеры галактики, в холодный орловский космос. А остальные останутся, ворочаться в духоте вагона.

Я смотрю на тех, кто выходит, и с изумлением отмечаю полнейшую несовместимость Орла, и тех, кто готовится в него войти.

Вот мужичок. Я легко представлю его в гламурном глянцевом журнале.
"А сейчас интервью с гламурным британским дизайнером Уильямом Джейкобсом - пространство в стиле нью ню. Просто добавь обезьянью лапку".
У него бритая голова, галантные манеры. Всё что он делает - вкусно и изящно.
Мощный станок модных очков на носу - черная роговая оправа.
На плечи ложится кричаще оранжевое пальто. На ногах ослепительно синие брюки, попадающие в тон носки. Итальянские туфли.
Он поднимается, сын Альбиона, накидывает двумя кругами на шею, как разомлевшего питона, тяжелое красное кашне.
Идет к выходу. В его гомосексуальной походке есть что-то восхитительное - сам Стиль спустился в бренность пространства.

Вот молодая пара.
Худющий, красивый юноша - я не стал бы с ним состязаться в знании стихов Бодлера.
Узкий зад, астеничные руки.
Пуля для Валентина. Гот, вино и летучие мыши, под сводом замка.
С ним подруга - крашеные в радугу волосы, едва заметные холмики грудей под свитером.
Шапочка с беличьими ушками.
Ее глаза потусторонние - словно наркотик навсегда расширил зрачок.
Они красивые настолько, что не должны жить. По крайней мере - долго.
Когда-нибудь они спрыгнут вместе со скалы, взявшись за руки. Или исполосуют вены, лежа в одной ванне.
Но это будет потом. А сейчас - они поворачиваются, идут на свет тамбура.
Фиолетово-зеленые косички и пряди рассыпались по плечам.
Я боюсь приблизиться - слишком хрупка эта красота, как чудесная нарнийская бабочка.
Тронул медвежьей лапой - и сломалось ломкое крылышко.

Вот иудей.
Он очень высокий. На идеально белой рубашке - будто не он провел на плацкартной полке ночь, - черная жилетка, с иголочки, из под утюга.
Он надевает пиджак, становится во весь рост, и поля его черной шляпы закрывают свет.
От него пахнет Торой, в нем видишь ладан. Его спокойствие - глаз Яхве.
Исчезнет и этот поезд, и Орел, и я, и мы все. Умрут эти страницы - а глаз Яхве все так же будет смотреть.
Мне хочется подойти, сказать что-нибудь ему ласковое, но я не знаю что. И уж тем более - зачем.
Наверное только лишь затем, чтобы он сказал что-то ласковое мне в ответ.
Ему я поверю.
Никому не поверю. Себе не поверю - а ему поверю. И он это прекрасно знает. Может оттого молчит.

Грюкнули рундуки. Стой паровоз, не стучите колеса.
Проводница похожа на ловкий буфет. Она протирает тряпочкой заиндевелую ручку. С ожесточением бьет ногой в ступеньку - и вдруг перед выходом в космос из вагона выпадает трап. Лестница в небо.

Я смотрю на британского дизайнера, на хрупких отрока и отрочницу. На глаз Яхве.
Мне хочется говорить им что-то пылкое, убеждать, что не надо вам сюда. Вы ошиблись остановкой. Не здесь вам место.
Здесь вера отцов и звонок на работу, сквозь вертушки проходных.
Опомнитесь! Окститесь! Не надо вам сюда!
Я то сойду - да я давно пропащий. А ваша судьба - нешто она тут?
Клокочет и закипает градус бесплодного, неверуемого пророчества. Кассандра, отчаявшись докричаться, просто падает ничком на ящик Пандоры. Не пустю!

Но ни звука не слетело с моих уст.
Я навсегда прощаюсь.

Закрылись чужой спиной перламутровые волосы. Исчезло красное кашне.
Толпа, многоголовая вошь, вползла в иней подземного перехода.
Исчезла, растворилась в туннеле черная иудейская шляпа.
Tags: Rosseûško-Matuško, SMS от Бога, love is the answer, memento mori, Брошенный с Луны, Духовные скрепы, Проба пера
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments