Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Москва. Митинское кладбище и крематорий






В Москве три крематория - Митинский один из них, второй по хронологии.

Некогда за всех отдувался только тот, что в Новокосино.
Причем существовали бутафорские крематории - гроб закладывали в печь, на глазах родственников, но с обратной стороны печи вынимали, и везли в Новокосино. Прах всё равно выдается позже.

Бытует множество религиозных предубеждений супротив кремации. Одно из них (слышано от неглупых в общем-то на удивление людей) - вот придёт Христос, задудят трубы, поднимутся мертвые и пошкандыбают куда-то там на какое-то судилище.
А те кого сожгли - тем и пошкандыбать будет нечем.

Зашибись - думаю я. А те, кого черви давно сожрали, вот те нештяк прямо, сущий восторг, поднимутся костями, и пойдут. Или те, кто еще не догнил. А на ногах белые тапки, а пиджак сзади у всех разрезан (покойникам одёжу надевают поверх).

Образованные ведь вроде люди, а в такое верят.

Митинский крематорий - прямоугольное, почти какой-то ацтекской или египетской античной формы сооружение


Из трубы курится дымок. Кого-то хоронят в небеса. Табор уходит в небо


А урна с прахом - в колумбарий


Митинское кладбище большое


Недаром у ворот целый похоронный супермаркет


И такое - и не показательно-знатное, но и не отшибное


Кладбище героев - тут лежат ветераны Чечни. Кладбище жертв - обрушения Трансвааль-парка.
И, самое с 1986 года известное - кладбище ликвидаторов Чернобыльской АЭС




Им здесь монумент


И в их честь часовня.

У всех один год смерти - 1986-й. С незначительными расхождениями




Тут лежат самые разные люди - почти уже забытый, эксцентричный Василий Шандыбин, доктор рабочих наук.
Или отец и сын Сагадеевы - отец, Артур Сагадеев, известный востоковед, специалист по арабской философии. Сын, Жан Сагадеев - один из столпов отечественной тяжелой музыки, создатель и лидер Электросудорожной Терапии (Э.С.Т.) - по одной версии покончил жизнь самоубийством, по другой убит (все-таки странно, когда человек вешается на телефонном шнуре за дверную ручку, и еще у него при этом отбиты почки).

Или совсем уж обладатель причудливой судьбы - писатель, актер и режиссер Эфраим Севела.
Родился в Бобруйске в 1928 году, во время войны разлучен с родителями - сбросило взрывной волной с поезда во время бомбежки. Бродяжничал, после прибился к полку, "сын полка", дошел до Германии, медаль "За отвагу".
Жил и работал в Советской Белоруссии и Москве. Хоть и не был диссидентом, но вляпывается (во многом случайно - в своих книгах он обыгрывал этот сюжет) в нелепый захват приёмной Президиума Верховного Совета СССР - буча по поводу трудностей репатриации евреям в Израиль.
И хоть не собирался ни в какой Израиль, в итоге пришлось туды направить стопы.
В Израиле участвует в войне Судного дня - где, всё-таки боевой опыт велик, получает и отличия, и ранение.
Потом живет в Западном Берлине, Лондоне, Париже. Потом надолго уезжает в США, живет в Бруклине.


В 1990-м году, когда Советский Союз трещит по швам, все кто может драпают - он, напротив, возвращается. Умирает в 2010-м - и вот, он на Митинском кладбище. Погулял по миру, вернулся умереть


Да уж. На кладбище всегда одолевают философские думы


О бренности всего сущего, о сущности всего бренного.
На кладбище весь смысл прячется в деталях и символизме. Сиречь в глубоком язычестве


И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди


Наверное оттого я больше всего люблю мусульманское кладбище




А на Митинском кладбище мусульманский сектор отдельный и большой


Все-таки ислам меня завораживает. К любой религии отношусь, разумеется, как к опиуму для народа, но интересуюсь с культурологической точки зрения.
А ислам - пожалуй самое великолепное из религий с точки зрения дизайна. Я бесконечно далек от сути ислама, мне там искать нечего, но с эстетической точки зрения - я любуюсь всем, что касается исламского бытия, находя это невыразимо прекрасным


Татары нередко на могилах помимо имени указывают родовое село


Символы дальних стран


И под родными березами, запорошенные снегом


Кладбище - хорошее место, чтобы привести в порядок разрозненные мысли. Все-таки близость мертвых дисциплинирует.


А Митинское - еще и со своим пусть неброским, но культурным следом.
Что ни говори - а с мертвыми общаться порой интереснее, чем с живыми. И полезнее.

Кладбище



Эпитафия
Париж. Кладбище Пер-Лашез. В поисках последнего пристанища Нестора Махно

Tags: Rosseûško-Matuško, memento mori, Московия, Путешествия
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments