Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Йогурт

Не, я не ханжа. Хотите трахаться - трахайтесь. Так, что пружины с матрасом поврозь, скрипят дедушкины половицы, сиськи-письки - всё идёт в ход. Видит Б-г - я только влажно и тепло улюлюкаю тому эпикурейскому деянию в приветствии, и людям, его совершающим.
Но ночью-то зачем? Тут же люди спят!

А стены-то тонюсенькие! Как будто не мережка из арматуры да семипалатинский бетон на ней, а соломенная рогожа. Слышно всё.
И ладно был бы я твёрдо уверен, что между двумя и тремя ночи разбудил меня шум за стенкой именно от людского соития, но я не уверен.

Вроде и как в немецком кино - женщина кричит, мужчина рычит, но всё это перемежается неясного назначения глухими стуками, словно с разбегу головой в сервант, и я уже не столь убежден - гецаются ли там, али смертоубивают?

Ровно в тот момент, когда решаю, что за стенкой творится кровавое и супротивзаконное действо, пора стучать шваброй, и визгливо угрожать вызвать констеблей, мужские и женские крики переходят в симфонию сладострастия.
Мужчина ревет, конечно, безобразно, как заблудившийся вол, а баба причитает, как обосравшаяся шалава, но выше моих сил и моральных убеждений мешать людям именно в такой миг.

И напротив - только я отхожу от стенки, к которой приникал ухом и трехлитровой банкой, наскоро отмытой от все равно проквасившихся помидоров, как вдруг - бабах! - головой в сервант. А баба визжит уже не сладострастно, и вроде и как "помогите!", или "батюшки-матушки!", или "караул, убивают!".
Бабах! - опять головой в сервант. Баба кричит - хресь! - словно мужик ей плашмя по морде съездил - она в истерику, тот бубнит что-то. Вроде по-русски бубнит, но с гоповским акцентом (прямо представляю этот неандертальский лоб), и не бельмеса не разобрать.
Баба тоже, визжит как раненый Ленин.

Я, каюсь, дозрел до того, чтобы поступить как ординарнейший из мещан - я грозно (как мне показалось) постучал в стену. Сперва тапком, потом, кажется, велосипедным насосом.
А потом собрал всё грозность в голос, и возгласил в ночной тиши, представляя себя Жегловым, предлагающим Горбатому сдаться: - "Граждане отдыхающие! Перестаньте так шуметь! Вы мешаете соседям спать!", - потом подумал и добавил совершенно идиотское - "людям завтра на работу!".

Фу! Мне до сих пор стыдно. Тем более что и голос прозвучал совсем не грозно, жиденько как одиночная хлопушка, да и просто - спать ему, видите-ли, мешают. Как сам с корешами бухать до утра и ржать придурочно, игнорируя стук по батареям, так первый, а тут - принцесса на горошине. Спать ему мешают, блять! Нашелся тут! Мешают спать - переезжай нахрен из этого своего Митино, и не канючь.
А еще, "людям завтра на работу" - каким-таким еще людям?! Сам безработный вот уж лет десять, ни одной трудовой копейки на мирных полях и макаронных фабриках, а про каких-то людей гуторит. Тем более уже два или три часа воскресенья настало.

Шум за стенкой, тем не менее, ненадолго смолк. Потом вдруг за стенкой раздались какие-то шлепки наотмашь, и баба снова в крик, а потом в беспомощные рыдания, прерываемые, судя по глухости, подушкой.
Мужик словно стоит над ней, да что-то вещает назидательным тоном, из серии "не мы такие, жизнь такая".
Потом опять - хресь! - головой в сервант. Потом снова шлепки наотмашь. Потом какие-то хлюпанья. Какие-то перденья, громогласные, словно сам Господь облегчиться решил, двигают какую-то мебель - самое время, да.
Потом шаркающие шаги, щелчок включаемого света.
Баба уже угомонилась, лишь изредка всхлипывает. Снова шлепающие шаги, гундосый, глупый мужской голос: - "Йогурт хочешь?".
Бабий возглас, такой радостный, словно только что не её там страшно мудохали, и ничего прекраснее йогурта в ее жизни доселе не свершалось.

Это уже столь нелепо в три ночи, что я плюю на всю свою правдорубную затею и отправляюсь спать, невзирая ни на что. Пусть они там хоть и правда друг друга поубивают, хоть все шкапы и трюмо бошками поразбивают - мне плевать. Ну правда, какого чёрта.
Четвёртый час уже, петухи скоро петь начнут. Сгинь вся нечисть.

За стенкой начинаются совершенно невероятные, чавкающие звуки - как будто действительно кто-то невоспитанно хлебает йогурт, а йогурта там не меньше ведра, а пожиратель не щуплее бегемота.

Я ложусь, и собираюсь провалиться в сон. За окном совершенно черные коробки микрорайона, лишь линия желтых фонарей Пятницкого шоссе, редкие снующие машины.

Спать хочется, но почему-то не спится. Словно какое-то дело оставил незавершенным, и оно теперь свербит как комар.
Потом вдруг смутный импульс - встаю, плетусь на кухню, открываю холодильник - там колбаса, огурцы - вслед за помидорами отправить пора, сало, тройка яиц, и - и йогурт. Крошечная плошка. Это у меня недавно барышня ночевала, оставила себе на утро, да так и забыла.

Я, так и стоя голым у открытой дверцы холодильника, в заговорщическом свете, преломляющемся через заслонивший лампочку красный пакет, открываю йогурт, быстро съедаю его первой попавшейся чайной ложкой, не чувствуя ни вкуса, ни целебного действия пребиотиков, отшвыриваю пустой пластик, захлопываю дверцу.

Через пять минут я уже храплю как Святой Павел, и вижу сны.
Tags: Бля, Мемуары Муми-папы, Проба пера, Эти забавные животные
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments