Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Category:

Хомяки

Собак заводят себе те, кто хочет, чтобы его любили. Кошек те, кто хочет любить сам.
А хомяки нужны для того, чтобы познакомить ребенка или молодого человека со смертью.

Даже не знаю зачем я в подростковье проявил инициативу завести хомяков. Может и правда был смутный зов инициироваться с костлявой таким вот способом.
Пошел в зоомагазин и купил двух ангорских.

Они были классные - глаза бусинками, бело-розовые, мягкие брюхи, короткий хвост.
Говорят некоторые, что хомяки тупые - сами вы тупые. Они отлично узнавали разных людей, радовались после долгого расставания.
Да-да, казалось бы - мелкий мышь, в ладонях умещается, сколько там того мозгу? А они были абсолютными личностями.

Это меня и обескуражило. Ладно рыбки там или черепахи - живёт дома такая хрень, и как мебель, что есть она, что нет.
Я ожидал, что хомяки тоже будут невинной забавой - и внезапно привязался.
Одно дело - живая игрушка, но совершенно другое абсолютно индивидуальное существо, каждый со своим характером - один бойкий, неугомонный, деловитый - другой домашний, спокойный, любящий больше поесть, поспать да крутилку покрутить.

Говорят, что хомяки кусаются. И что воняет от них.
Блять - если держать их в трёхлитровых банках, кормить чем попало - будут и кусаться, и бомжом вонять.
У меня же они жили в вольере - отгородил кусок комнаты. Кормил свежими овощами - и не кусались они, и пахло от них вкусно, как от молочных котят.

В вольер они, впрочем, попали не сразу - я по наивности сперва смастерил место из картонной коробки. Нет нужды и говорить, что тот, который неугомонный, прогрыз дыру в первую же ночь - вместе с куском ковра на котором коробка стояла. Прогрыз и ушел в пампасы.
Серьезно, ушел в подполье - где-то заныкался в квартире, и мы долго его не могли найти.
Оказывается он обосновался на кухне за раковиной - там ему текла вода от прохудившегося смесителя, и туда же за ночь он успел перетаскать съестных припасов.
Во разница характеров - одному важнее была свобода, и он ушел. А первый мог уйти также - но остался.

Хлопот с ними было мало. Разве что иногда, когда уже отгородил территорию в углу, они принимались грызть по ночам плинтус - очевидно полагая, что за его деревянной толщей скрывается опасная, голодная, но столь желанная свобода.
Я сонный добредал до вольера, вытаскивал хомяка, всего в стружке, да делал ему моральное внушение.

Так они и жили. Все с ними понемногу возюкались. Женюша даже приноровился катать их на голове - безумная картина, идёт мой брат, на голове у него хомяк сидит.

В какой момент произошло это - я не заметил, но они подрались. Очевидно тот, который бойкий, сильно прокусил другому живот, а мы этого сразу не заметили.
Заметили только тогда, когда хомяк быстро зачах.

В этот момент вдруг выяснилось, насколько сильно мы все к ним привязались. Насколько они важные и смышлёные.
Судорожно начали искать ветеринарку. Нашли на отшибе Митино, старый дом, ныне снесённый, сейчас там вестибюль метро Волоколамская.
У меня душа не на месте, в коробке умирающий хомяк, я еле сдерживал слёзы.
У ветеринарки на меня бросилась внезапно собака - и укусила за локоть. А я, душа в пятки - собак люто боюсь, только стоял и прижимал к сердцу коробку, ничего больше сделать не в силах.
Это была идиотская картина, собака укусила меня ещё раз. Из дома лениво вышел мужик, и с любопытством на это смотрел, ничего не делая. Только потянувшись за сигаретой.
- Уберите собаку! - только и выдохнул я, обмирая от ужаса и боли.
Мужик посмотрел на меня очень удивлённо, и нехотя, с ленцой, словно выполняя чей-то нелепый каприз, так и быть, утащил куда-то собаку.
Потом посмотрел на меня, всё ещё дрожащего, да с неодобрением подбодрил: - Да она привита.
- Она меня укусила! - голос у меня дрожал
- Так она же привита! - мужик начинал раздражаться от моей тупоумности
- Она... - дыхание прерывалось, я прижимал к сердцу коробку, - укусила...
- Так привита же!

Дальше всё было смутно, я зашёл внутрь. Больше это напоминало живодёрню.
На полу лежала огромная псина, бок в окровавленных бинтах, и стонала так, что собственные слова слышались с трудом.
- Что у вас? - перекрикивая стоны спросил ещё один блаженный мужик в белом халате
- Хомяк... - начал было я
- Хомяк? - удивленно переспросил мужик

Кошки и собаки в его картине мира, очевидно, были ещё кем-то, достойным времени и внимания. Но хомяк!..
Очевидно любые проблемы с хомяком проще всего решались унитазом да кнопкой смыва.

Впрочем, хмыкнув, делая одолжение, он согласился посмотреть.
- Не жилец, - вскоре огласил вердикт.
Внутри у меня похолодело.

Лучшее, что я мог сделать, это его усыпить.
Вскоре получил на руки коробку с тельцем. И, убитый горем, пошёл домой.

Мне было страшно одиноко. Я горевал - и сердился на себя одновременно. Во мне боролись, опровергая друг друга, два убеждения. Одно из того, что "всем известно" - хомяк это мелочь, и о чём там вообще горевать?
Другое из жизни - у этого маленького существа был свой нрав, свои привычки, свои занятия.
Некоторое время мы жили вместе, и он принёс в мою жизнь нежную, умильную радость - а вот сейчас, век хомяка недолог, я несу с ним коробку.

Было бы честным его похоронить. Но у меня не хватило духу это сделать.
Я смог только еще раз взглянуть в коробку - после закрыть её, закрутить скотчем, и снести к мусорному ящику.
Было в этом что-то гадкое, предательское.
Я горевал - потеряв часть себя, потеряв того, к кому привязался. И злился - на то, что оказался сентиментальным - а так хотелось казаться брутальным и безжалостным. Эдаким кирпичом, легко и безболезненно кого и что угодно выкидывающего без рефлексий из жизни, как ницшеанская белокура бестия.

Дома ждал другой хомяк - бунтарь который, либертарианец.
Минуту я его ругал, за то, что сородича загрыз. Но дальше меня отпустило. Руганью ничего не исправить. Любая ругань всего лишь от беспомощности и страха.

Впрочем, и тот пережил собрата ненадолго. Простудился и умер. Так же как и первый - неожиданно и быстро.

Я вновь не похоронил. Снёс к мусорке в коробке.
С оплёванным чувством горя и предательства вернулся в дом.

По ночам больше никто не грыз плинтус. Стало тихо.
Можно было перестать ходить за свежими овощами, да заботливо нарезать их кубиками, перед тем как уйти в школу.

Собак заводят те, кто хочет быть любимым. Кошек те, кто жаждет любить сам.
Хомяк же призван стать болезненной прививкой, в легкой форме приносящей страшную весть, от которой хочется убежать, а бежать некуда: всё проходит. Всё проходит, пройдёт и это. И не останется следов.

Через пару дней я разобрал вольер.
Комната вновь стала такой, словно никого кроме меня в ней никогда и не было.
Только борозды на плинтусе, да дыра на ковре ещё долго мне напоминали. О чём-то, что я намеревался отрезать от себя и легко забыть - а почему-то до сих пор помню.
Tags: love is the answer, memento mori, Брошенный с Луны, Мемуары Муми-папы, Проба пера, Эти забавные животные
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments