Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Холод

Ночью никто не может быть уверен в себе, то есть я имею в виду: холодной ночью.
И апостол предал Христа, покуда третий петух не пропел. Вернее, не так: и апостол предал Христа трижды, пока не пропел петух.
Я знаю, почему он предал, – потому что дрожал от холода, да. Он еще грелся у костра, вместе с этими.
А у меня и костра нет, и я с недельного похмелья. И если б испытывали теперь меня, я предал бы Его до семижды семидесяти раз, и больше бы предал...

Он меня спросит: «Хорошо ли было тебе там? Плохо ли тебе было?» – я буду молчать, опущу глаза и буду молчать, и эта немота знакома всем, кто знает исход многодневного и тяжелого похмелья.
Ибо жизнь человеческая не есть ли минутное окосение души? и затмение души тоже.
Мы все как бы пьяны, только каждый по-своему, один выпил больше, другой меньше. И на кого как действует: один смеется в глаза этому миру, а другой плачет на груди этого мира.
Одного уже вытошнило, и ему хорошо, а другого только еще начинает тошнить.

В.Ерофеев "Москва-Петушки"


И правда, что наша жизнь есть? Минутное окосение души. Гримасы сгустков энергии посреди холодного космоса.
Жизнь порой - как холодная ночь. И воистину - никто не может быть уверен в себе холодной ночью.

Господь ходил по земле, ночевал в человеческих душах, и оставил там угли своего костра. И только эти угли и способны отогреть в ночи.
Но иногда свои угли гаснут. И тогда, с ужасом богооставленности, панически хочется прикоснуться к чьему-то костру. Согреться, убежать от морозной гибели.
И хорошо, если рядом есть кто-то, чьи душевные угли тлеют. А что если нет?

Предательство - это всегда в своей основе паническая попытка сбежать от безутешного одиночества, отогреться хоть у какого-то костра.
Когда люди предают - им просто очень холодно. Они как обезумевшие животные сбегают от своего персонального ужаса.
Даже если это предательство из мести - размотай клубок, отчего пошла эта месть, и всё равно там окажется то же самое - боль одиночества, горестный крик, лама савахфани - "Для чего, Господь, ты меня оставил?".

Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко, и оттого вечерние потемки сгустились быстрей, чем надо. Кругом было пустынно и как-то особенно мрачно.
И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод, такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета, — все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше. И ему не хотелось домой.

Во время тайной вечери Петр сказал Иисусу: «С тобою я готов и в темницу, и на смерть». А господь ему на это: «Говорю тебе, Петр, не пропоет сегодня петел, то есть петух, как ты трижды отречешься, что не знаешь меня».

А.Чехов "Студент"


Я прошу у Бога великодушия. Умения прощать тех, кто меня предал. И даже тех, кто ещё не предал - но предаст. И я знаю, что предаст.
Это то, чего я не умею. Но без чего я сам становлюсь несчастным одиноким нищим, бродяжничающим у чужих костров.
То чего я не умею - но чему есть и показан другой пример. Христа, который продолжал любить Петра, даже точно зная, что тот не справится. Что тому не хватит сил не отрекаться от него.

Он третий раз отрекся. И после этого раза тотчас же запел петух, и Петр, взглянув издали на Иисуса, вспомнил слова, которые он сказал ему на вечери... Вспомнил, очнулся, пошел со двора и горько-горько заплакал.
В евангелии сказано: «И исшед вон, плакася горько». Воображаю: тихий-тихий, темный-темный сад, и в тишине едва слышатся глухие рыдания...

Студент вздохнул и задумался. Продолжая улыбаться, Василиса вдруг всхлипнула, слезы, крупные, изобильные, потекли у нее по щекам, и она заслонила рукавом лицо от огня, как бы стыдясь своих слез, а Лукерья, глядя неподвижно на студента, покраснела, и выражение у нее стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль.

Теперь студент думал о Василисе: если она заплакала, то, значит, всё, происходившее в ту страшную ночь с Петром, имеет к ней какое-то отношение...
Он оглянулся. Одинокий огонь спокойно мигал в темноте, и возле него уже не было видно людей. Студент опять подумал, что если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то, очевидно, то, о чем он только что рассказывал, что происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему — к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям.
Если старуха заплакала, то не потому, что он умеет трогательно рассказывать, а потому, что Петр ей близок, и потому, что она всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра.

Прошлое, думал он, связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой.
А когда он переправлялся на пароме через реку и потом, поднимаясь на гору, глядел на свою родную деревню и на запад, где узкою полосой светилась холодная багровая заря, то думал о том, что правда и красота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дворе первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле.


Раскрой меня, Господи. Об одном тебя прошу. Раскрой меня, Господи.
Tags: SMS от Бога, love is the answer, Духовные скрепы, Чудны деяния Твои
Subscribe
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Comments for this post were disabled by the author