Haydamak (haydamak) wrote,
Haydamak
haydamak

Categories:

Александр "Гайдамак" Бутенко - народный митинский писатель. Мама, я в газете!



Не первый раз, конечно, и не последний, думаю, но все равно - "Аргументы и факты", как-никак, самая многотиражная газета мира, по разумению Книги рекордов Гиннесса.

Прочитати здесь - 7-я страница

Ясное дело, газета стремится под формат, оригинальное интервью не уместить - но не зазря у меня ж есть уютная жежешечка!


Здравствуйте, я Александр «Гайдамак» Бутенко, резидент московского района Митино. И я писатель.

Каждый раз это говорю, и всякий раз смущаюсь. Хотя и не соврал ведь – три выпущенных книги в активе, «Путешествия. Инструкция по эксплуатации», «Если бы Конфуций был блондинкой», «Ой, всё». Избранные произведения переведены на английский язык. Писательские встречи, сформированный круг верных читателей. Разноплановые публикации в самых разных изданиях – научно-популярные в легендарном «Знание – сила», где я внештатный автор. Мистические в альманахе фантастики «Мю Цефея». Серия эссе на русскоязычном израильском портале Isrageo, и разное прочее.

Дело, наверно, в том, что я никогда не собирался быть писателем, само так получилось. Оттого не могу привыкнуть к подобному титулу – но оно, наверно, и к лучшему. А то я склонен к гордыне. Грешен, каюсь.

Я всегда был по натуре рассказчиком – еще в детстве собиралась песочница, рассаживались ровесники, ставили меня в центр и требовали пересказать какой-нибудь виданный фильм или прочитанную страшную сказку.
Словом – всегда любил растекаться мыслью по древу, а умные люди мне некогда посоветовали – «а ты записывай!» - ну, так оно и вышло. Начал записывать свои сказания, страшные и не очень (страшные чаще – я всегда мистику ценил больше беллетристики), и втянулся.

С Митино вышло схоже - я район не выбирал. Можно сказать, что Митино меня избрало, но тоже смущает – больно уж библейски звучит, торжественно и пафосно.
Но, с другой стороны посмотреть – много ли писателей, действие книг которых происходит в Митино, касается этого района, его реалий, настроения? Упоминает реально живущих тут людей – и их истории. Кроме меня – аж никого.
Быть может я единственный в своём роде народный митинский писатель – а Митино, такая у него и географическая особенность, и ментальная, отчетливо воспринимается отдельным городом. Недаром у митинцев часто можно услышать в речи выражение «поехать в Москву», в обозначении «поехать в центр» - хотя Митино, вроде как помню, статуса московского района никто никогда не лишал.

Моя семья переехала в Москву из Киева, в связи с работой отца – его много переводили с места на место, семья у меня достаточно кочевая, это не было само по себе для нас экзотикой – у меня в роду никто не живет там, где родился, и не умирает там, где жил.
Но все равно, любой переезд - сильное потрясение, разрыв прежних связей, временный вакуум новых. Тем более это пришлось на время отрочества, и без того сильно расшатанное – а я впечатлительный мальчик.

6-й класс школы я закончил в Киеве, а в 7-й пошел уже в Москве. После эры съемных квартир, похожих друг на друга, как капли дождя, семья наконец обзавелась собственной квартирой. В Митино.

Район представлял собой одну большую стройку. Чудно осознавать, что я - митинский старожил – въехал сюда на самом зачине, и еще помню район абсолютно другим, пустым, продуваемым, наследником расселенных деревень. Целые районы, кварталы, жилые массивы – все строились на моих глазах.

Ну, многое и к лучшему. Я боялся «дедовщины» - встраиваться в уже сложившиеся общности всегда трудно. А тут вышло так, что новичок – не только я. Все новички. Школьный класс, где прежде никто не общался. Жизнь с чистого листа.
Это же было и трудностью – история писалась заново, не на что было опираться. У района не было прошлого. Лишь типовые, неотличимые дома.
Не хлебом единым жив человек – нужно иметь перед глазами прекрасное, пищу для пытливого ума и горячего сердца – а какая в типовом, пока еще не устроенном районе пища для ума и сердца?

Приходилось поступать единственным способом, доступным мальчику с богатым воображением, научившемуся читать в 3 года и выросшему на приключенческих книгах – фантазировать. Слушать истории. Искать ориентиры, непохожие на другие. Ходить по неизведанным закоулкам – и жадно впитывать впечатления.

Возможностей и времени исследовать Митино у меня было очень много – сильного рвения к учебе я не проявлял, несмотря на свои способности, оттого много прогуливал. Ну а чему посвятить медленно тянущееся время прогульщика? Правильно.
Это было не самое простое время в жизни, я чувствовал свою сильную инородность, и боль, злость, отчаяние этой инородности распространял и на район. Ясное дело – Митино ни в чём не повинно, это были мои собственные перенесенные чувства. Но долгое время Митино я не любил.

Я не всегда жил в Митино постоянно – много путешествовал. И на значительные периоды времени переезжал – сперва к первой жене в Омск, потом ко второй жене в Минск, затем к третьей жене в Орёл.
Но, интересное дело, Митино стало тем местом, куда я всегда возвращался. Вот и сейчас вернулся. Из Орла. С женой Ланой. Она художница, известна как Космоножка, автор популярных комиксов. И дочерью Авдотьей – первой в семье урожденной москвичкой.
Смотрю на неё, бывало, а она вся в мою бабушку-донскую казачку пошла – щекастая, губастая, ну казачья порода, сразу видно – и смеюсь. Москвичка, надо же! И пою москвичке казачьи песни, про степь широкую да пулю шальную, в качестве колыбельной.

Москвичке, 4-х лет от роду, кстати сказать, совершенно несвойственны рефлексии, столь свойственные мне – и она отчетливо ощущает себя на своём месте, королевой бала, имеющей на все вокруг неотъемлемое по рождению право.
Она в Митино очень органична – но она и вообще по жизни органична.
Любим с ней на тарзанку в ландшафтный парк ходить. В любимый магазин за мюсли. И вообще, она в Митино ориентируется великолепно – минута отцовского хвастовства – полностью унаследовала мое хорошее умение ориентироваться на местности.

А у меня мое ощущение вечной инородности осталось – но оно, во-первых, вообще свойственно писателям. Без него ничего не пишется. Писатель – это ведь кто, это профессиональный пониматель. И для того, чтобы посмотреть на что-то и осознать – необходимо выйти вовне, занять нулевую позицию, оставить беспристрастный взгляд наблюдателя. Свободный от условных оценок «хорошо» или «плохо». Только тогда можно ухватить и передать суть.

Так что это ощущение – оно сложное, непростое, с ним нередко приходится тяжко. Но одновременно – именно оно дарит особенную наблюдательность, внимание к деталям – и я, совершенно точно, даже осознавая трудности, не отказался бы от этого качества, если бы даже Мироздание каким-то мистическим образом предложило его изъять.

Ну и, во-вторых – к Митино как району эти мои особенности опыта и характера отношения в любом случае не имеют.
Жизнь сама это наглядно показала - сменилось моё внутреннее состояние – изменилось и отношение к Митино.

Да и Митино также преобразилось – тем более, память у меня – не жалуюсь, я хорошо и отчетливо помню, как было на заре – и каждый раз радуюсь. Деревья выросли, дикие пустыри обжились, грязные бездорожья, которые виртуозно переходил школьником по бордюру, балансируя портфелем, пропали.
Митино – большой, чистый, опрятный, современный… ну вот, само тянет сорваться с языка – город. Это, как говорил, во мне митинца выдает.

Меня нередко спрашивали – как влияет жизнь в Митино на мое писательское дело. Помогает? Мешает? И это для меня сложный вопрос, однозначного ответа на который нет.
С одной стороны, велик соблазн сказать – мешает. Чем мешает? Однообразностью.
Ничуть не умаляя бытовые достоинства района, коих в изобилии, следует осознавать – спальный район хорош для тихой, неспешной жизни. Для людей технического склада ума.
Но обостренную потребность писателя, да и любого человека творчества, в романтике, эстетике, во влечении к неведомому, подобное место удовлетворяет слабо. Слишком всё предсказуемо.

А с другой стороны посмотреть – а не эта ли среда как раз и провоцирует человека творить?
Просто в городе культурно насыщенном, таком как Санкт-Петербург, скажем – там и так кипучий творческий заряд. Там легче стать известным творцом – но легче и потеряться. Велика опасность попасть в поток, и создавать в половину своей творческой силы. В четвертинку. Питер – и так город заряженный, никто не заметит. Питер – бренд сам по себе. Это расхолаживает.
А вот в месте формата Митино такой номер не пройдет. Не за чем прятаться. Тут всё очень конкретно и наглядно – нет отвлекающих декораций. Нет двойного дна. И тут меньше лазеек для халтуры.

Можно много ездить по миру – а я это люблю, бывал более чем в 50 странах мира, и даже написал о путешествиях одну из своих книг. Это жизненная необходимость для писателя – новые впечатления.
Но пишется мне, это я всегда замечал, лучше всего, на одном месте. В таком, как Митино. Где полученным впечатлениям можно дать возможность улечься. Ибо ни одно, даже самое полезное дело, не приносит пользы на бегу.
И не в дороге, не на экзотических островах, ни в Санкт-Петербурге, Париже или Амстердаме, у меня нет сильного порыва сесть и начать писать текст. А вот в Митино, дома – есть. И я просто сажусь и пишу.

Пишу, когда есть вдохновение. А когда нет вдохновения – сажусь и пишу без вдохновения – и, удивительное дело, вдохновение приходит в процессе. В этом, как оказалось, силы навыка больше, чем силы музы.
Прости меня, муза, за такие слова. Но разве не ты ль меня сама учила честности?

В моих рассказах нет Митино как главного героя. Но очень много Митино в качестве фона – в качестве второстепенного, но оттого отнюдь не менее важного фактора.
Есть Митино-база, недвижно падает снег за окном. Сонное настроение. Вялые, философские думы. Есть Митино-комедия – где в три ночи за стенкой громко милуются соседи, и спать мешают, и одновременно прерывать жаль. А тут еще ситуация внезапно перерастает в прогрессирующий абсурд – рассказ полностью писан по реальным событиям.
Есть Митино-отчаяние – когда некуда пойти, средь одинаковых высоток и стен. Есть Митино-смирение, когда даже после самой бурной жизненной бури наступает покой.
Митино-любовь тоже есть. Куда ж без неё – если без любви, то тогда зачем вообще это всё?

Будет ли в будущем произведение, где Митино предстанет отдельным героем? Не знаю. Вроде не планировал, но Мироздание – очень лукаво. Стоит мне только заявить, от чего-то отказаться – обстоятельства поворачиваются вдруг так, что мои собственные слова оказываются многажды опровергнуты.
Не знаю. Но всё может быть.
В конце концов – не только же бытие определяет сознание, но и сознание определяет бытие, верно? Не только, перефразируя классика, Митино вспоило меня на своих мелких водах, но и я, быть может, скромно на что-то ответное сгожусь.

В любом случае – сейчас для меня в приоритете завершить работу над своей очередной книгой.
Она будет на двух языках, на русском и английском. Постарались профессиональные литературные переводчики – и на английском мои тексты вдруг зазвучали совершенно особенно и ново даже для меня самого.

Две основные задачи – книгу можно будет использовать как учебное пособие по языку: на одной странице текст на одном языке, на соседней – на другом. И как подарок интересующимся нашей страной англоязычным – почитать о России не времён Льва Толстого, а о России настоящей, здесь и сейчас. О Митино в том числе, как неотъемлемой части большой, но всё ещё незаслуженно мало изученной и описанной страны.
Называться будет «Никак». Я не суеверный, поэтому могу сказать заранее.
Но, кстати, во всеуслышание – в первый раз.
Название сие призвано жестко, но откровенно и сразу ответить на большинство умозрительных людских вопросов – после чего перейти к главному.

Tags: Rosseûško-Matuško, SMS от Бога, Битие определяет сознание, Брошенный с Луны, В детство ясноокое плацкартный билет, Гайдамачий вестник, Герой ненашего времени, Дети Змеи, Духовные скрепы, Искренне ваш, Книга, Когда я вырасту то буду таким же, Космоножка, Мемуары Муми-папы, Московия, Подводная лодка в степях Украины, Смотрю за жизнью в замочную скважину, Украина, Фотография
Subscribe
promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments