Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Хаос

Если бы Конфуций был блондинкой

Завел себе акт ежедневной ментальной копрофилии - есть такой психологический прием для хаотично ориентированных личностей вроде меня - каждый день писать с утра 5 страниц всего, что напишет рука.
Смыслов много, один из - научить самого себя держать контакт внутреннего мира и внешнего - это актуально для, говоря Кастанедой, третьей точки сборки, ярким представителем которой меня угораздило бытовать.

Можете считать это великой и божественной истиной, которая без преград транслируется из Внутренней Венгрии, можете приколами популярного блоггера, можете обыкновенной дефекацией сознания - любая из версий будет совершенно верной, как и любая другая из миллионов существующих:

Хорош рыбный суп к обеду, когда швартовы отданы

Лихоимец лихоимцу рознь - один мелко гребет, другой громко загребает

Свет и тьма - суть лишь прожектор, ВКЛ/ВЫКЛ

Пороки и их вместилище - создание Бога и нашей спины

Светоч культуры не обязательно умеет пользоваться шпикачками

Израсходованные внутренности - совесть эпохи, лик эпохи и радость-барабан возвещающий

Гроб идет за катафалком, кто разрушит тот и съест

Лицо Феникса - всегда в профиль, Мадонны - в анфас

Лирика заканчивается перед мордобоем, а не после. После лишь молочное забвение молочных братьев

Громовержец возвещает богатство палитры? Беги быстро от пророка, смотри на деревья и цветы зорко - они помнят истинное

Подсказка не терпит ошибок. Выслушал подсказку - умри. Родится замест уже корабль

Лот аукциона - жизнь твоя. Ты продаешь, ты покупаешь. Остальные нищие

Водка горит лишь когда не выпита

Над Китаем звенит розовая роса. Так ли важен в эту утреннюю свежесть крик павлина?

Цо, Цай и Цой - все азиаты. Азия всегда в тренде

Вложивший в лук стрелу, вложивший усилие на тетиву, вспомни - только у влагалища лучшее вложение - само имя о этом поминает

Курица неразумна и недальновидна, но зряча

Водка и свет - озарили город. Но свет тот тускл. Свети светящий, сердцем и задницей, в одно входит, из другого светоч. И наоборот.

Липа роняет цвет. Медленна походка мудреца. Он знает - за клейким нахальством скорбь, бессилие удержать сгоревшего

Оскалившись - посмотри в зубы. Не интересно разве?

Дары лесные, быстрые, липкие. Тот им цену знает, кто слизь почитает и из влажного вышел

Дозор - бессмысленнейшее. Что смотреть в темноту, когда есть на свете девы златокудрые

Татами и Таймураз нашли друг друга. Почему у них дружба? Из-за созвучий имен? Нет.

Тошнота приходит следом обиды. Тошнит - прости. Уже не воротишь сделанного

Поздно ложиться - обречь себя на канонаду войн

Странник степей Монголии - зыбок твой разум, но четок слог. Изнеженный горожанин - чему ты рад? У тебя и того нет, ты нищ.

Страдание - лишь красный свет бизань-мачты. Увидь и узнай истинную дорогу

Корми любимых булками, если любим - или примут, или откажутся

Честность - политика мудрая. Кто владеет - имеет право не заниматься политикой.

Только тот скуп, кто платит. А тот кто скуп при расплате - щедр.

Возлюби дев, как дев. Отблагодарен будешь, девами и собой.

Возлюби мужей, ибо они есть царствие небесное, его кирпич, его твердь, его колонна

Возлюби детей, ибо нет страха, есть лишь малодушие

Помни - облакам совершенно все равно выберешь ли ты сливочное мороженое или шоколадное.

________________________________________________________________________________________________

Оффтоп: Чуть обновил "о себе" в профиле. Добавил:
Для комментирующих - если вы считаете, что вы правы, то значит так это и есть. Если вам важно, чтобы я с вами согласился - попросите меня об этом, я соглашусь. Мне это легко, потому что мне важно быть счастливым, а правым - нет.
Пусть вам будет приятно. А я пойду дальше.
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Гайдамак

Пробки с историей



Бар, новости о котором ищутся по тегу "пьянство - наше постоянство", пополнился двумя милипиздрическими Немировами, водкой и перцовкой с медом.
Возрадуемся, братья, вознесем Господу халву!


Но новость это не главная.
Главная - за 15 лет жизни моя коллекция пивных пробок приобрела упорядоченный вид, по одному от каждого вида на доске.

Основа под пробки нашлась сама собой - когда-то я был на одной богемной выставке, где выставляются всякие кичливые художники, из разряда тех, что творят хуйню, а потом, впялив в глаз монокль, на вопрос "чё за байда?!" отвечают, приобоченившись - "я художник. Я так вижу".
С одной из таких выставок унес я авторский подарок - большое фото, на котором была изображена фотография, на ней грязная подворотня, с претензией на концептуальность.
А у меня и своих подворотен хватает.
Поэтому картину я унес, саму фотографию срезал, а основу вот пустил под пивные пробки - всяко веселее судьба.

Буду комментировать под числами к фотографии - первое число - это по горизонтали отсчитать вправо, второе - по вертикали


44 Пиво Чепецкое, город Глазов, Удмуртия.
Авторская бутылка, оплетенная леска, которую плетут чернокожие рабы, делается на основе воды удмуртских минеральных источников, вкус совершенно нереальный - на любителя, но ни на что не похожий.
Прошлый раз я так офигевал только когда пил колу сделанную в Арабских Эмиратах, на основе опресненной морской воды.

74 Моя любимая - Xirdalan, из Азербайджана.
Не знаю что мне в ней так нравится, но прёт. Стильный кошачий, и яркая.

12 24 34 - люблю одноцветные - армянский Kotayk, Goldstar разлива Хайфы, с увещеваниями на иврите, японский Asahi

19 46 - клевое алкогольное коктейльное бырло из Австралии, которое популярно по Юго-Восточной Азии, где я его массово и перехватил

13 Пробки от минералки тоже котируются - Саров, Нижегородской области, ядерный центр России, город, которого нет на картах, и даже поезд который в него идет называется Москва-Берещино-Первомайск - при том что Берещино вообще в стороне и без железной дороги. Это чтобы враг не догадался.
Город в колючей проволоке, кордон, четыре часа поезд стоит, пока всех не проверят.
Американцам из Лос-Аламоса, судя по тому как по городу шастают всякие негры, попадать гораздо проще.
Еще забавный момент - на въезде даешь клятву, что все, что видел в этом городе останется со мной, никому до могилы об этом не расскажу, а если и расскажу - то только дедушке Ленину в мавзолее.

35 Белорусское пиво Тамплиер - как его цензура пропустила непонятно, ибо в современной Беларуси на сочетание белого и красного, то есть цвета "Погони", исторического герба, лежит большой запрет и общественное порицание

36 Культовое тайское пиво Singha - завсегдатаи Таиланда знают

49 А это знают все завсегдатаи Гоа

77 79 Пиво Казахстана. Алмаатинский Derbes и Карагандинское
И не надо смеяться - в Казахстане немцев множество, пивоварни строили именно они, со всеми лучшими заимствованиями из опыта своей исторической Родины, и пиво у них отличное.
Я как-то ехал из Омска поездом, проезжал Петропавловск - выскочил на перроне, добежал до ларька, цены в теньге. Я говорю - "давайте все казахское пиво которое есть, каждой по одной, и главное чтобы пробки с рисунками были".
Надавали мне десяток, я их в поезд еле занес.
Характерный осуждающий взгляд на меня - "ну вот, и этот керосинить всю дорогу будет".
Никто ж не поверит, что я их из-за пробок купил.

83 116 Самое далекие пробки - из Мексики

48 Николай Синебрюхофф.
Кто думает что здесь в названии китч - ха-ха, все гораздо интереснее.
Был некий Николай Краснобрюхов, современник царицы Екатерины той самой, которая с конями сношалась в знаменитой порнухе. Основал он пивоварню, около Гельсингфорса, современный Хельсинки, столица незалежной Финляндии - тогда это была часть российской империи.
Так и назвал пиво - Николай Краснобрюхов. Пиво стало известным. Настолько известным, что императрица лично настоятельно порекомендовала сменить фамилию, как неблагозвучную.
Фамилия была изменена на Синебрюхов, и всё пучком - сразу волки сыты, овцы целки, никакой подставы, всем понравилось.
Потом спустя много лет Финляндия стала отдельной страной, а пивзавод остался, с тем же названием.
До сих пор в современной Финляндии два самых известных пива - Lapin Kulta и Nickolay Synebruhoff

Еще рассказать? Или уж приходите в гости, расскажу вживую
Гайдамаки

Вести с полей сражений / Мухи творчества / Большой материальный псто



Продолжаем разговор о бытии, которое определяет сознание.
Пост посвящен насквозь материальных вещам, а проще говоря - сейчас я буду фотографировать чё у меня есть, и хвастать как пиндосский пацаненок рождественскими подарками.

Collapse )
Гайдамаки

Черные очки / Бухло

Долгое время мне с ними не везло.
Ибо все богемные, дорогущие и жуть какие при этом однотипные. Одеваю - лох лохом выходит.

Из черных очков мне нравились широкие, сомкнутые на переносице, зеркалящие - как у горнолыжников, ретро-металлистов или бразильцев.
Но такие были объявлены немодными, и хрен их было найти.

Собственно я такие и нашел у старьевщика, причем для этого пришлось долететь до Индии.
Довольный красуюсь на брегах Индийского океана


А совсем недавно вдруг я влюбился в очки, о которых и подумать не мог, что они мне подойдут.
Вот они


Мне очень нравится, мои добрые очи прикрыты, и я сразу же выгляжу как лишенец всяческой из добродетели, злой отморозок, пафосный говнюк и политическая проститутка Троцкий.
--------------------------------------------------------------------------------
Так, еще про бухло хочу пару слов сказать.
Я непьющий и начал оттого собирать бар.

Поскольку коллекция полнится и расходится, я считаю должным отметить отдельные экземпляры вставанием вниманием.

Рижский бальзам


Латвия, Рига. Глиняная бутылочка, фетиши латышской неметччины, мягкий, душистый запах, вязкий, темный эликсир.
Был распит в дороге по Тверским чертогам, репортаж о чем ожидайте, и не забывайте поддерживать в этом автора, ибо автор исключительно ленив.

Или даже не бог, а какой-нибудь его зам
Поднесет тебя к близоруким своим глазам
Обнаженным камушком, мертвым шершнем
И прольет на тебя дыхание, как бальзам
Настоящий рижский густой бальзам
И поздравит тебя с прошедшим
С чем прошедшим?
Со всем прошедшим (с) Полозкова

Травяной брат рижского бальзама из заснеженных просторов Пензенской губернии.
И пусть скоморошье погоняло "Золотой петушок" вас не смущает - напиток тут качественный, серьезный, идеальный чтобы тяпнуть его зимой в промозглом лесу, и закусить сразу же снятым с огня шашлычком, со струящимся соком


Финальная часть - извращенский эстонский тминный ликер, с нетленным, нерастворяющимся в 45 оборотах сахаром, сбитым на дне.
Аутентичная штука, из непосредственно Эстонии и привезенная


Ну не ня ли?


Ну не ня ли, ну не ня ли, наши пальчики устали.

Так, Барселоны всякие это, конечно, отлично, но съезжу-ка я в Вологду. Как вы думаете - съездить ли мне в Вологду? Там где дом с резным палисадом единственный в Вологде дом с резным палисадом - венерологический диспансер
Гайдамак

Рыба

Мне снилась рыба.

Я на своей кухне. По правде говоря – на ней давно не прибрано.
Кухня неаппетитная. На такой кухне не готовят, на ней потребляют произведенное, несвежее, застарелое, затхлое.

Я копаюсь в пакетике.
Да вы знаете такие пакетики – к пиву. Пакетики, которые не живут своей жизнью – они эдакое дополнение к пиву. Набор.
Там «мусорок». Грязненькое ассорти. Какие-то потемневшие орешки, в какой-то задохнувшейся слизи, какие-то сухие трупики анчоусов.

И вдруг среди этого мусорка я вижу рыбу. Я беру ее в руки. Она слишком большая для того пакетика, где была. Странно, как она туда попала? Неужели никто не заметил несоответствия?
Я смотрю на нее, держа в руках.

А это даже и не рыба. Это какой-то рыбоподобный моллюск. А еще присмотрись – и не моллюск, а что-то вроде жука – тех самых, которые Бэар Гриллз красочно раскусывает в своем шоу где-нибудь в джунглях Амазонки, жалуясь что их вкус подобен холодному гною.
Тут мне становится брезгливо.

Даже на такой неаккуратной кухне, с холодным пивом – это нельзя есть. Противно.
Смотрю – а у этой рыбы-моллюска-жука глаза. И – бывает же такое! – выразительные. Черные и осмысленные.
Они раскиданы по разным сторонам хитинового панциря головки, как две наконечности молота. Нессиметричные. И торчат, как сушеные грибы. Так что их можно поддеть и вырвать неловким движением.

И тут меня передергивает – этот моллюск живой. Он не шевелится. Но я смотрю в его глаза, а они бездонны.
И в них словно извинение – прости меня, что я такое мерзкое. Прости меня, что тебе пришлось держать меня в руках. Я мерзок. Я себя никому не пожелаю. Прости.
Я, говорит мне глазами рыба, не хотела в этот пакетик. Никому не хотела добавлять мерзости.
Я не выбирала для себя этот пакетик. К пиву. К чьему-то пиву.
Прости, что испортила вечер. Прости, что испортила пиво.
Прости, что еще добавила мерзости этой не слишком аппетитной кухне.

Я ложу ее на стол, предварительно подложив под нее что-то грязное, с засохшими, прилипшими остатками пищи.
Я не хочу ее касаться. Я в легкой панике ищу какой-то пакет с мусором, куда я смогу, не касаясь рыбы-жука, ее выбросить.

Только сейчас замечаю - у рыбы вспорото брюхо. Косой разрез на боку – наверное я держал ее другим боком, не видел.
В ровной прорехе красные внутренности. Рыбья кровь не стекает.

И тут рыба окончательно подтверждает что она живая – она дергается. Характерно, по рыбьи, хватая воздух.
Раз, дергается, второй, третий.
Молча. Как рыба.
Молча. В тишине и грязи.
Еще дерганье. Еще.

Она уже не такая мерзкая. У нее уже никаких гибридов. Она просто рыба, с искрящейся чешуей, которая даже может красиво искриться, если попадает в солнце.
У нее бездонные глаза. Черно-серые. Я вижу каждую зеркальную нить этих глаз. В них страдание и извинение.
Рыба бьется. Молча. Кровь не течет. Рыба бьется. Еще. Еще. И еще.
Молча.
Еще бьется, еще. Еще.
Молча.

Я проснулся. Раннее утро, она же поздняя ночь.
Спать не могу. Я сажусь и пишу это. Вот это.

Раньше я не знал, что все это значит.
Теперь знаю.
Эта рыба, моллюск, жук, кистеперая белесая змея – это я. Это моя душа. Такая, какая она есть на самом деле.

Эта рыба живет глубоко в пещерах. Она одна плавает по бесконечным ледяным подземным ручьям. Там прозрачная, ледяная вода, но оценить это нельзя – нет света.
Тельце рыбки белое. Она может десять лет не есть. Сердце гоняет ее холодную кровь частотой один удар в минуту.
Она даже не живет. Она в анабиозе плывет из пещеры в пещеру, из ледяного ручья в ледяной ручей.

Этa змеевидная рыба белая и прозрачная. Этого достаточно там, где вечная тьма, и только шорох бездонной воды, уходящей в ледяную глубь.
Она плавает, цепляясь за камни и водоросли кистеперыми плавниками.
Ее никто не видит, не ищет, не любит, не ждет.
Она какой-то невероятной долей иронии попала туда, куда попала – в пакетик с склизким мусорком для пива, под невкусную, горькую пьянку.

Во сне я боролся с желанием ее выбросить, чтобы избавиться от мерзости. Даже ссыпал ее вместе с мусором в какой-то пакет.
Хорошо, что я теперь знаю что это, и не успел выбросить.

Душа моя. Ты холодная, ледяная рыба-моллюск, водяной жук-змея, с хитиновой спинкой.
Взяв тебя такой, какая ты есть, тебя тут же откидывают, борясь с блевотной мерзостью, выкручивая неестественно ладони.
В твоих жилах холодная рыбья кровь.

Ты молчишь. Ты можешь разговаривать только страданием твоих бездонно красивых глаз, по злющему божьему садизму прилепленными к холодному тельцу.
Там где ты живешь, царит мрак и ледяной холод, а бесконечные ручьи уходят в еще большую глубь.

Тебе очень плохо.
Все подземные залы пещер, никогда не видевшие света – вместилище твоей рыбьей тоски.
Ты белесая тень, плавающая в одиночестве из зала в зал.
Но ты есть. Пусть твоя кровь течет одним ударом рыбьего сердца в минуту.
Ты есть. Ты живая. И я теперь это знаю.

И ты мне нужна. Я не выброшу тебя.
Я люблю тебя такой, какая ты есть. Какая бы ты ни была – ты мне нужна.

Я боялся, что ты умерла. Очень боялся. Я очень-очень за тебя боялся. Я вглядывался в ледяной мрак и боялся.
Мне очень больно видеть тебя такой. Прости меня.

Я тебя люблю.
И я тебя ТАМ не оставлю.

Я думал что нет вещей за пределами смерти и хуже смерти. Но теперь знаю что есть. Жить ТАМ – хуже смерти. Теперь я это знаю.
Я люблю тебя. Я болею тобой, душа, но я счастлив тобою болеть.