Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Гайдамаки

Оля

Девочка подходит к зеркалу. Она сонная и растрепанная. Ее тело пахнет теплым молоком и птенцом.
Босые ноги прошлепали по полу.

Ее зовут Оля.
У нее маленькая грудь, чуть выпяченный живот. Белые трусики.
Она отставляет ногу, чуть поворачивается в бедрах. Смотрит на себя, одной рукой сгребает в сторону спутавшиеся волосы, закидывает их в сторону. Сдувает непослушные вьющиеся пряди.
Смотрит на низ живота, гладит его. Трогает грудь. Вновь поворачивается в бедрах.
Оглядывает себя. Сперва критично, потом с удовлетворением. "Да!" - светится в ее глазах - "Это оно, мое тело. Красивое".
Она тронет то место, где начинается черный треугольник волос. Одним касанием коснется розоватого соска, так что он тут же напряжется.

Она безошибочно знает, когда Мужчина на нее смотрит. И любуется ей. И хочет ее, вот именно такую, малолетнюю и растрепанную.
Она знает свою власть, но не злоупотребляет ею. Она любит Его.
Но она обязательно обернется, не может себе в этом отказать, и скажет, наморщив носик, как бы ни для кого: - "Я сегодня ужасно выгляжу"
После чего тут же обернется и пытливо посмотрит на своего большого Мужчину - "скажи что это не так!" - капризно засветится в ее глазах.
- "Что ты!" - воскликнет он - "Ты очаровательно выглядишь сегодня! Ты такая красивая, такая нежная, такая стройная, такая милая и манящая. Я тебя так люблю!".
Он обнимет ее, вдохнет ее запах, прижмет к себе. Она обмякнет в его объятиях, растает, растечется. Прижмется к его телу, доверчиво, как котенок. И через какое-то время успокоенно скажет - "ну ладно...".
В ее глазах ликование и искристость.

Потом она вдруг выпорхнет из его объятий, топнет чуть ножкой, пытливо взглянет в его глаза и пытливо спросит, пристально глядя: -"А я правда красивая?".
- "Правда" - скажет он, спокойно и уверенно, говоря чистую правду.
- "Ну ладно..." - скажет она, вновь обмякнув.

Он вновь обнимет ее и с наслаждением зароется в ее волосы. Она лишь чуть-чуть откинется назад, прильнув к нему грудью и лобком, чтобы ему было легче ее обнять.
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Гайдамаки

Обитаемая земля



Я сам видел как сквозь бетон и арматуру прорастала степная трава.
Я видел, как стальные люди ломались под щемящим, щекочущим перышком чувств.

Кто-то когда-то говорил, что русский язык не подходит для нерусской музыки.
Многие по сей день горячо отстаивают преимущества тюрьмы - порядок, кормят, думать ни о чем не надо.

А сердце рвется.
Летит по каменистым приморским полям. Улетает с птицами в небо.
Бродит бродягой по Ойкумене - исследованной земле, с страхом вглядываясь в неисследованную землю.

Я люблю.
Бывает боль без мазохизма. Это боль излечения.

А я сам видел как через бетон и арматуру прорастала дикая, горькая, серо-зеленая, но сильная, живая и полная соками степная трава.
Гайдамак

Человек-пустыня

У Марты Кетро отличный слог, юмор и неповторимое обаяние. Это не новость.
Но лично меня больше всего изумляет ее бездонная интуиция.
Я почувствовал себя враз разоблаченным:

Я никогда прежде не видела пустыни, никакой, и это большое упущение. В прошлом году я посмотрела на океан, но это другое, он утешает, а пустыня, наоборот обездоливает. Увидевший океан, становится ближе к жизни, а тот, кто часто смотрит на пустыню, в конце концов отдаляется от неё и оказывается гораздо ближе к птицам, чем к людям. Птицы болтаются на границе жизни и смерти, поэтому у них плохо с памятью и совестью, а хорошо, наоборот, с лёгкостью и нахальством. На месте остальных людей я бы не стала связываться с тем, в ком отпечаталась пустыня: никогда не знаешь, то ли он сейчас улетит, то ли умрёт у тебя на руках, то ли, наоборот, будет жить вечно, - ясно только, что ты останешься ни с чем.
http://marta-ketro.livejournal.com/470597.html
Гайдамак

Everyone Leaves

Каждый уходит.

Любил ли я сегодня? Печалился?
Я видел сегодня глаза? Нет. Я смотрел в монитор. Шатался в транспорте. Вглядывался в лица дохлых коров напротив.
Стрелки часов тикали.

Каждый уходит.

Я не уйду? Не умру? Не исчезну? Не растворюсь?
Мне обещана жизнь вечная? Мне обещан дом, но я не помню где дверь.

Каждый уходит.

А я не верю. Я боюсь.
Я видел сегодня рассвет? Заметил ли я закат?
Я бежал. Бегу. Сижу на руинах.

Каждый уходит.

Я уйду в одиночестве.
Мне не хватает глаз напротив. В груди сидит обида, как тугой клубок неядовитых змей.

Каждый уходит.

Жил ли я вчера? Живу ли я сегодня? Я чувствую пепел.

Каждый уходит.

Я чувствую росток на золе. Я чувствую птицу. Крылья ее смотаны колючей проволокой.
Птица бьется. Проволока ломает крылья.
Я стою над своей птицей, плача от бессилия.
Стрелки часов тикали.
Из крана капала вода.

Каждый уходит.

И я уйду.

Каждый уходит. Каждый умирает.
Страдания. Они никем не зачтутся. Страдания - не инвестиция, не билет на откидной стул с краю в рай. Не индульгенция к начальству.
Жить тяжело и тяжело умирать. Это не работа за счастливый билет.

Мы все умираем.
Каждый уходит.