Category: кино

Гайдамак

Путеводитель по ЖЖ

Если вы попали на эту страницу, оттого, что вас интересуют мои книги, "Путешествия. Инструкция по эксплуатации", "Ой, всё", "Если бы Конфуций был блондинкой", и, в том числе, возможность их бесплатно скачать, то вам сюда - Книга

Если у вас ко мне предложение, рабочего, приятельского или интимного плана - предлагайте.
Можно здесь, можно в соцсетях, можно на почту написать - butenko-rabota@yandex.ru

А если вы попали на эту страницу по любому иному поводу, то тогда привет, азм есмь популярный блоггер Гайдамак. Да-да, тот самый о котором вы так много слышали, и не всегда хорошее, а если не слышали - неминуемо скоро услышите.
Это я. Точнее моя фотография:

gYQVIDNzSbk

Узнать обо мне подробно можно здесь, об том, кто я есть, откель я родом.
А кому не терпится прямо вот сходу увидеть меня в обнаженном виде - жмите сюда, на отчет о нудистском пляже.

Здесь 100 фактов обо мне
Здесь отвечу на любой вопрос касаемый ЖЖ или меня лично

Меня можно френдить. Это не больно. Разве что немного в первый раз, но потом только приятно.

Если вы собираетесь комментировать данный ЖЖ - прочтите здешний кодекс поведения. Можете и не читать, конечно, но его незнание не освобождает от ответственности. Баню я легко, непринужденно и радостно. В переписку с базарным хамлом и Великими Мудрецами, что есть одно и то же, не вступаю, и все их комментарии стираю - так что не рассчитывайте руганью или троллингом легко и вальяжно отхватить себе внимания.

О политике френдования повествует пост Френдоцид. Взаимофренд отсутствует, и я чувствую себя по этому поводу великолепно. Это честность и уважение, к себе и к вам.
Его отсутствие позволяет мне беречь время - свое и ваше. Я поддерживаю только те знакомства, инициативы и разговоры, которые мне интересны, не тратя время и силы на пустое, лицемерное мелькание.
Не гонюсь за рейтингом. Да, для тщеславия приятно, но это не самоцель. Если бы мне был нужен рейтинг - я мог бы засесть на пару дней, и заспамить всю округу, как делают многие - с пидиристической такой радостью - "приффе-е-е-е-ет! Даффай дружить! У меня клёффый журнал! Чмаффки-чмаффки!" - и увеличить себе число френдов человек на 700 (по скромным подсчетам). Но зачем? Зачем мне эти "мёртвые души"? Что мне с ними делать?

Мною писано много всего и всякого, о мужчинах и женщинах, о вечном и бытовом, о жизни и смерти, Родине и чужбине, любви и ненависти, обо мне и о том, что меня окружает.
Пишу я так, чтобы мне самому себя было читать интересно. В каком-то смысле - главный фанат этого ЖЖ это я сам.
А чтобы и вы смогли зафанатить - существует

Путеводитель по ЖЖ

Я люблю путешествовать.
Объездил более 50 стран, еще больше городов и весей, о чем пишу тута фотоотчеты, не страдая излишней скромностью.

На каждую страну и некоторые регионы существует одноименный тег, в котором прописаны отчеты по этой стране, а также привязаны посты неразрывно с темой связанные.
Мои отчеты пристрастны и субъективны, зато неподкупны - заказные посты, подзамочные, рекламные а также пропагандирующие отсутствуют как класс.

Автор порой не гнушается ненормативной лексикой, фотографиями обнаженных натур, рассказами о борделях, субъективными оценками, потворством похоти и прочим смертным грехам, засилием бытовухи и скудностью официальных достопримечательностей, а также полным наплевательством на чувства верующих.

Я не обещаю вас беречь и вам угождать. Зато обещаю показать все мною виданное так, каким оно предстало мне.
Рассказать о том, о чем молчат путеводители. Или рассказать о тех местах, по которым нет путеводителей.
Как там у Туве Янссон - "Я полагаю, что каждое полотно, натюрморт, ландшафт, все что угодно - в самой глубине души автопортрет".

Отчеты по путешествиям:
(На внешней странице отображаются только избранные посты по теме каждого региона - если есть активная ссылка в заголовке - кликайте, значит их там ещё больше, чем видно глазу)

Россия / Rosseûško-Matuško

Москва и Подмосковье

Украина

Весь остальной бренный мир в алфавитном порядке

Всё, наверное. Любое дополнительное словоблудие - от лукавого.
Ищите, и да обрящете.
Кликайте - и да отворят окна вам.
promo haydamak ноябрь 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Гайдамак

Рэмбо. Первая кровь

141421677_040218_1107_1.jpg

Многие и не знают, что культовый фильм "Рэмбо" сделан по книге американского писателя Дэвида Моррелла, и что фильм с книгой имеют ряд серьезных отличий.
Фильм получился со своим обаянием, но все-таки с упором на крошильный боевик, в котором действуют "хороший" Рэмбо и "плохие" полицейские.
Книга намного сложнее, неоднозначнее, и Рэмбо в ней - пусть и жертва обстоятельств, но совсем не положительный агнец.

Фильм стал культовым - но до того и книга была бестселлером. И заслуженно - это действительно очень классная книга.
Киношный Рэмбо - персонаж совершенно плоский. Книжный - сложный, многогранный, действительно интересный.

141421681_040218_1107_5.jpg

Основу книги составляют не сколько события, сколько мысли, рефлексии и ощущения главного персонажа.
Рэмбо - ветеран вьетнамской войны, чудом выживший в лагере для военнопленных. Он обратился к буддизму, чтобы не сойти с ума, чтобы хоть как-то абстрагироваться от кошмара, который он бессилен изменить. Он очень интересно выводит мысль, смежную с "не бывает атеистов в окопах под огнем" - о том, что вера позволяет выжить. Верь во что угодно, главное верь. Иначе рехнешься.

Он очень интересно и захватывающе рассуждает о смерти - о том, что когда видишь ее много, то привыкаешь, и начинаешь испытывать уже не страх, а отупелое любопытство - а как он умер?

Рэмбо - собирательный образ неприкаянных ветеранов Вьетнама, которые умирали под присягой, а вернувшись домой оказались выброшенными за борт, лишенными всякой поддержки и всякого участия.
Вот и Рэмбо - бродяга, топчущий дороги и тропы своей страны, не зная куда себя приложить, живя на подножном корму.
Их таких и правда много было.

В фильме упущены все тонкие, психологические моменты - в фильме на Рэмбо тупо наезжают полицейские, третируют его, издеваются над ним. В итоге Рэмбо взбрыкивает, убегает и мстя его страшна. Глупо, но зрелищно. Зрелищно, но глупо.
В оригинале все сложнее - обращаются с ним сперва вполне дружелюбно, но Рэмбо упрямо лезет на рожон. Когда же его таки задерживают, то собираются побрить опасной бритвой - а у него, которого в лагере кромсали живьем, сдают нервы - и он выхватывает бритву и режет человека насмерть - в фильме этого нет. После чего голый (в фильме для простоты - не голый) убегает, скрывается в лесах, где, пользуясь навыками, устраивает партизанщину.

141421694_040218_1107_17.jpg

Труднейший психологический момент - с одной стороны, узнав, что перед ними не обыкновенный бродяга, а ветеран войны, с боевыми заслугами, выживший в концлагере, полицейские проникаются уважением и жалеют о своей опрометчивости. С другой - человека-то он убил. Это уже не отмотать.

В фильме количество жертв, несмотря на упор на боевик, меньше чем число жертв в книге - там Рэмбо окапывается в лесу, и объявляет в одиночку войну, не делая попыток сдаться или пойти на переговоры.
Героя можно понять - но, вместе с тем, нельзя оправдать - ведет он себя совершенно после жестоко и бездумно.

Ну и, главное отличие - в фильме Рэмбо и его главный обидчик, хоть и раненый, выживают. В книге оба умирают - символически (оба солдаты) замирившись. Да и, собственно, в книге главный обидчик и не является обидчиком - напротив, он, хоть и выполняет свой долг, но проникается к Рэмбо глубоким сочувствием (сам ветеран войны - в Корее) и остро скорбит о том, что ситуация повернулась так фатально.

Я понимаю, это звучит странно, но книга "Рэмбо" - это, прежде всего, очень умная, тонкая, не побоюсь слова - философская книга.
Киношный же Рэмбо стал нарицательным символом свихнувшегося супервояки. И упоминается саркастически - сложно после такого имиджа вернуться к грустной и серьезной истории книжного оригинала.

Сам Сталлоне, кстати, не любит эту роль. Хотя финальная сцена фильма, с истерикой-исповедью - серьезнейшая актерская сцена. Тут только снять шляпу - а то я слышал некогда, что кто-то Сильвестра Сталлоне считает просто горой мускулов и никудышним актером - окститесь, отроки! Просто пересмотрите. Вопросы отпадут.
Но все равно - роль вышла слишком дуболомной и карикатурной. Вся сложность книги разом скомкана.

Про мультфильм "Рэмбо" (а и такой есть) я уж и не говорю. Чего стоит одна только сцена, где Рэмбо летит на баллистической ракете, уцепившись в нее сильными руками, в полете ее нейтрализуя.

Сам Сталлоне простебался над Рэмбо в откровенно стебном боевике "Танго и Кэш", снятым Андреем Кончаловским фактически на спор.
Помните момент в самом начале фильма? Когда на героя Сталлоне набрасываются разные полицаи, а один из них бросает презрительное с ухмылкой - "он думает, что он Рэмбо!". После чего Сталлоне, игравший Рэмбо-же, произносит знаменитое, что Rambo is a pussy.

с 3:30 примерно.


В общем, причудливо героев тасует судьба.
Одно радует - книжний Рэмбо не почил в бозе, все-таки, повторюсь, бестселлер.
И, опять же повторюсь, есть за что - хорошая книга. Рекомендую.
Гайдамак

Глухо

Не знаю почему, но меня очень завораживает мысль о том, что в космосе не передаётся звук.
И что взрываются звёзды, сталкиваются небесные тела, происходят жуткие взрывы с излучением в тысячи Чернобылей - и всё это совершенно беззвучно. Как в немом кино.
Гайдамак

До слёз

Есть ли что-то из произведений искусства, творчества, что может до слёз вас тронуть? Впечатлить до самой глубины души?

Если да - что именно вас трогает, как думаете? Отождествление себя с героем произведения? Эмпатия? Врожденная сентиментальность? Перекликание с собственными переживаниями и болью?

Что больше вас способно зацепить - текст, фильм, музыка, песня?

Говоря про себя - меня как истинного шизоида цепляют символы. Символичность чего-то происходящего.
В этом смысле я порой непредсказуемо для окружающих могу себя проявлять - я могу остаться искренне равнодушным к смерти близкого человека - при этом какая-то символичная смерть совершенно незнакомого персонажа может меня поразить до глубины души.

Я могу наделить музыку или текст своим смыслом - и рыдать над ним. При этом умом осознавая, что это я что-то наделил значением, нежели автор.

Одна из самых впечатляющих меня цитат, от которой всегда мороз по коже, это знаменитая речь поэта-проповедника Джона Донна, взятая Хэмингуэем в эпиграф:

Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе.

Если вспоминать писателей, то ближе всех к сердцу подобрался Чехов, что, в общем-то, ожидаемо.
Рассказ "Студент" я читал-перечитывал раз пятьсот, наверное - и каждый раз со слезами.
Буду читать в пятьсот первый - буду в пятьсот первый плакать.

Что-то есть для меня безумно больное, в этой рассказанной на деревенском огороде библейской истории - и про отречение апостола Петра, и про Христа, который знал, что будет предан - но простил Петра заранее.
И про жизнь, как цепь событий, и про общность того, что творилось в душах, тысячи лет назад и в сегодняшний день. Про цепь событий, которую трогаешь с одного конца - а она откликается вся.

Музыка - не могу без слёз слушать Amamos La Vida. Про одиночную слезу в реке времени



Cry Soldier Cry тоже, ком в горле



Украинские заупокойные - это просто в голос, вся мелодика языка пронзительная, просто в сердце иглой



Из фильмов - новелла Шона Пенна об 11 сентября.
Опять же - одно дело смотреть шоу по телевизору, складывающиеся башни - но совсем другое посмотреть на смерть через символ, через одиночество, через жизнь взаперти - куда приходит свет, но свет этот радует лишь первый секунды.

А у вас что и как?

Только это - побережнее друг к другу отнеситесь, ладно. Деликатнее в комментариях.

Знаете, кого я больше всего не люблю? Я больше всего не люблю эдакую породу хохмачей по жизни, которые всё переводят в шутку. Такие, хронические КВН-щики и стендаперы, которые надо всем ржут - и не замечают, что разучаются говорить и чувствовать от сердца.
И получаются не люди, а плоская такая витринка, тантамареска, картонная дурилка.
Вот эту породу не люблю прямо сильно, потому что то, как они живут - это совсем небезобидно для души.
Есть вещи, над которыми нельзя смеяться, и вообще, как говорил Веня Ерофеев - надо чтить потёмки чужой души. Пусть там даже и нету ничего.
Огонь иди за мной

Твин Пикс - зеркало нового времени

Продолжение легендарного сериала ждали 25 лет.
Встречали овациями. Провожали тишиной.

Фильм получился честным - и это никому не понравилось. Знаете, как в своё время гоголевский "Ревизор" - шли расфуфыренные зрители-театралы, приобщиться к новой постановке. Увидели, и начали требовать на мыло автора, вопя, что всё ложь и неправда.

Новый фильм Дэвида Линча опередил многое, и занял новый жанр - фильм в жанре жизни, где главный сюжет происходит не с героями, а с жанром самого фильма.
Не история героев становится главным - а канва их бытия.

В новом Твин Пиксе понятно только одно - что ничего не понятно.
В фильме множество разрозненных нитей повествования - и наивный зритель ждёт, что в конце они свяжутся, объяснятся загадки, разрешится детектив. А нити не связываются. Загадки не разрешаются. Детектив становится таким запутанным, что теряет смысл.
И разве это всё не о нашей жизни? Не о нашем времени?
О нас это. И именно поэтому новый Твин Пикс в числе прочего вызвал много раздражения - мы ждали ностальгии, обаятельных героев, уютных деревянных домов. Хотели повспоминать, тряхнуть стариной.
А нам вместо того беспощадный Линч подсунул под нос зеркало - и мы взорвались.

В новом Твин Пиксе важно не что - ибо "что" становится невозможным понять с первой же серии, в новом Твин Пиксе важно как.
А как? А ровно так как в жизни.

В новом Твин Пиксе много жестокости, причем жестокости бессмысленной, беспричинной - что-то вырвалось на свет (вся успевшая стать легендарной восьмая серия показывает, как это что-то вырывалось), и с тех пор человеческие категории потеряли значение.
Мир стал бессмысленно жестоким, но новый Твин Пикс просто это показал. Мы что, сами этого не знали? Знали, просто боялись себе сознаться, что всё так плохо.
В мир пришло Зло, могущественное Зло - и Зло не имеет цели, не имеет намерения. Оно просто есть, оно отныне с нами.
И мы еще не знаем, что ему противопоставить. И остался ли хоть кто-то, кто сможет это сделать.

Как и в любом фильме Линча, в новом Твин Пиксе множество страшных символов - и они все о нас. О нашем времени. О нашей жизни.
Обезглавленные трупы - и голова миловидной девушки приставлена к старому мужскому телу. И если тело девушки ещё и найдется, то голова нет.
Страшный символ разделения - наши головы потеряли связь с чувствами. Наш мозг уже не знает, к какому телу он присоединен.
В нашем мире стало слишком много реальностей - и мы запутались, в каких из них мы находимся.

Агент Купер, бывшей в первой части символом мужского обаяния, благородства, романтики, истинно джентельменских манер, казался идеальным героем. И сложно было ожидать на него покушения.
Но в новом Твин Пиксе он даже не раздвоился - растроился и расчетверился. Стал средоточием зла. Стал Дагги Джонсом - менеджером страховой компании. Стал комичным умалишенным дебилом - чего никто не замечает в нашем перевернутом мире. Дебилом, который бесконечно повторяет "нужна помощь" - но разве мы все это про себя не повторяем в отчаянии, потеряв надежды разобраться, что же, черт возьми, происходит?
И наконец "настоящий" Купер, появляющийся лишь в последней серии - оказавшийся совсем иным человеком, лишенным юмора, вероятно сумасшедшим, все Куперы которого существовали, возможно, лишь в его больном мозгу и снах.

В первом Твин Пиксе были основные персонажи - а в новом Твин Пиксе их нет. В новом Твин Пиксе, заметили ли, персонажи вообще мало значат - они все дискредитированы. Они либо устарели, и стали неинтересными, либо расщепились на совершенно неясные сущности.
Разве в мире, где мы живем, не ровно так же? Разве мы сами не путаемся уже в разных Я, разных субличностях и идентичностях?

Из нового Твин Пикса исчезает цельный человек - как он исчезает и из нашей жизни. Это рождает кошмарный фонтан тревоги - и многие надеялись, что Линч покажет нам щекочущую, но уютную сказку, где мы увидим старых героев - со своими привычками, и городок Твин Пикс - в котором ничего не меняется.
А Линч показал нам правду - безосновный, страшный мир, в котором не осталось ничего надежного и незыблемого, а люди, как тульпа Дайана, могут просто сидя в кресле исчезнуть - и выяснится, что это был и не человек, а оборотень.
Покажет нам мир, в котором из поля, из страшной черноты выходят жуткие сущности, похожие на людей, но не являющиеся ими, которые захватывают радио, убив всех на пути, и начинают передавать по нему совершенно лишенный смысла набор повторяющихся фраз - и именно их лишенность смысла и вызывает такой кромешний ужас.

Мы все хотим смысла - а смысла нет. Мы хотим узнать - зачем это всё? А это всё оказывается низачем.
В мире освободилось какое-то глубинное, хтоническое зло, и уничтожает человека от самой его сущности, его идентичности - и человек на это ведется. Мы все жертвы.
Линч показал нам героев, истории которых ничем не завешаются. Показал жутких "дровосеков", которые бесконечно оживляют убитого злого Купера - и сколько раз не убивай это зло, а "дровосеки" - под которыми явно подразумевается намек на всех нас - неизменно это зло оживляют, даруя ему бессмертие.
Показал нам вновь Лору Палмер - которая знает, что её ждет смерть - и ничего не может сделать, чтобы ее отвратить.

Мы ждали ответы на наши жалкие вопросы - и Линч нам сказал ответ - да только нам не нравится в зеркало глядеть.

Замыкает всё финальная серия - где все придуманные истории спали, и мир стал реальным. И в нем есть постоянное ожидание того, что что-то должно произойти - но ничего не происходит.
В этом мире долгие дороги, разговоры, монотонность. Ожидание того, что должны быть перемены - а их нет. Что-то должно случиться - но не случается. Всё должно связаться воедино - но расслаивается еще сильнее. Должны появиться ответы - но их нет. И не будет.

Новый Твин Пикс провел нас по нам самим. По нашему миру.
По миру в котором ничего нет. Включая нас.
А если что-то и есть - то всё это низачем.

...И лишь в последний миг, когда только страшное отчаяние от ложности и бессмысленности всего и вся накатывает в душу - происходит намёк, на то, что всё было таки не случайно - но экран уже навсегда померк.
Гайдамак

Синематографическое: Оно

Блин, хоть тег новый делай, "из всех искусств важнее нам кино".

Сходил в кинотеатр на Оно.
Ну, прежде всего бесподобен сам формат - утренний сеанс, стоит копейки, в зале кроме меня еще три человека - и это еще много, бывало я и один оказывался.
Хорошо быть безработным - пока все на работах горбатятся, я в кино хожу - прохладный поп-корн, хрустящая кола - бесценно.

Так, Оно.
Разумеется, предшественник римейка мною смотрен давно, и хоть это не самая любимая экранизация по Кингу, которые я очень люблю, и редко из них бывают неудачные, но фильм был хорош.
Римейк - жанр трудный, потому что в любом случае сравниваешь с оригиналом, а к новому образчику относишься с неизбежным подозрением.

Но я постепенно к жанру начал относиться спокойно, особенно посмотрев "Вспомнить всё" - вот уж, казалось, от чего сложно будет абстрагироваться, принимая в расчет, незачем играть словами, ошеломительное обаяние старины Арни.
Но, тем не менее, новый Total Recall посмотрел с удовольствием - и драйв, и спецэффекты в тему. И даже несмотря на практически идентичную сюжетную линию, когда знаешь, что будет дальше, все равно захватывающе и свежо.

Оно пошел дальше - костяк, канва сюжетной линии прежняя, но детали почти все новые.
Новый набор персональных ужасов.
Смотреть интересно - не знаешь того, что будет дальше (за исключением того, разумеется, что ничего хорошего)

Оно - фильм эксплуатирующий, прежде всего, конечно, эффект "зловещей долины".
Почему так много людей боятся клоунов или недолюбливают их?
Были на эту тему исследования, грубо упрощая - чем сильнее отклонение от привычной "нормальности" поведения, чем сильнее тревога. Это отголосок какого-то древнего инстинкта, мгновенной реакции на опасность - наличие существа похожего на человека, но ведущего себя или выглядящего не совсем как человек, воспринимается как угроза, и тут же включает страх - естественный механизм оповещения об опасности.
А страх подстегивает адреналин - энергию для действия, и адреналин это наркотик - именно поэтому так много фанатов у фильмов ужасов - это люди попадают в адреналиновую зависимость, догоняются так, их эдак штырит.
Я и сам такой, прости Господи.

Ну так вот, помимо клоуна как такового, в Оно много разных монстров, и все они так или иначе отвратительно человекоподобны.

Сделаны хорошо. Как старина Аманадзяку говорит - взбзданул слегонца, ну так вот, тут да, взбздануть на протяжении фильма можно, и не слегонца.
Демоническая тетка, с неестественно перекошенным лицом, сходящая с картины, да еще в синагоге, в атмосфере еврейской мистики - крутой ход.
Обгорелый труп, эффектно спускающийся по лестнице, где верхний пролет закрывает до поры-времени отсутствие головы - тоже очень хорошо.

Отдельной удачей фильма назначаю Беверли, а точнее Софию Лиллис, ее играющую.
resize

На времена Оно-оригинала не было канона подчеркивать сексуальность несовершеннолетних актрис. Даже "Лолиты", и те снимались очень корректно.
Сейчас же такой канон есть, и Педобир в Оно не просто ликует, особенно во время сцены купания в реке в нижнем белье, а прямо-таки неистовствует.

По сюжету вся компания неуверенных подростков в Беверли влюбляется до столбняка - бляха-муха, тут и Станиславский рыдал бы "верю!", размазывая слёзы по щекам.
Я сам влюбился.
Беверли-София очаровательна - рыжая, веснушчатая, свежая, чуть вздернутый носик, чуть-чуть очаровательно кривые зубки - о майн готт! Я и сейчас сижу с сердечками в глазах, как диснеевские собаки, в детстве втюрился бы окончательно и бесповоротно.
MV5BMjE3NjYzOTIyOV5BMl5BanBnXkFtZTgwMDEzOTI2MDI@._V1_SY1000_SX800_AL_

Как и оригинал - фильм предполагает вторую часть, где герои, в первой части бывшие подростками, встречаются вновь через 27 лет.
Ну, точнее встречаются не все, но не буду спойлерить.

В чем еще отличия оригинала от римейка?
Хоть действие и происходит по легенде в 1989 году, показан американский маленький город весьма современно. Это не хорошо и не плохо, но заметно, что времена изменились, и подростки-актеры, играющие в фильме, представляют себе те времена совершенно умозрительно.

Стивен Кинг вообще очень много уделяет внимания в своих произведениях маленьким американским городкам, где за внешней чинностью скрываются всякие безнадежные страхи и ужасы.
Тупиковость, безвыходность городка и ограниченность возможностей героев, мне кажется, в оригинале показана более пронзительно.
Зато в римейке хэви-металл на саундтреке, а один из хулиганов ходит в футболке "Сибирской язвы" - ну не похвально ли?

Короче, кинокритик из меня, наверное, хреновый, потому что Эйзенштейнов я не смотрю, и никакой фильм не ругаю - с другой стороны, я же и хожу не на все подряд.
Посмотреть, в общем, стоит.
Ежель не за ради ужасов, так за ради Беверли, омномном!
Огонь иди за мной

Суккуб

Заблудился. Бывает такое. На каком-то круговом движении ушел в неверный поворот.

Неладное заподозрилось когда проехал огромную деревянную крепостную арку, статуи мифических исполинов, титанов Междуземья, которых совершенно точно не проезжал утром, когда мотнулся при оказии одним днем из мирной, спокойной, домашней Словакии, преисполненной журчащей славянской речью, в инородный венгерский Мишкольц, по дороге, утопающей в маках, с синими горами за пшеничными полями.

Есть у венгерской глубинки особенность – она похожа на кинохронику, которую видишь, но в которой не принимаешь участия.
Загадочные, шифрованные, длинные, нечитаемые венгерские слова на уличных вывесках. Речь, похожая на магнитную плёнку, запущенную в обратку. Дезориентирующее обилие смуглых лиц потомков гуннов и луноликих угорских блондинок.
Смотреть – смотри. Но помни, ты тут лишь зритель в пустом кинозале, в люминесцентном тающем свете. Без билета, да и без попкорна.

Однако вечерело. В пряный запах сухой полыни вплелись нотки коровьего навоза, винной, терпкой кислинки и вечерней, ветреной прохлады. Надо было спросить дорогу.

Вежливые, но отстраненные, нехотя вышедшие из кинохроники венгры лишь виновато пожимали плечами, с улыбкой углами губ – по-аглицки в стороне от городов никто не мерекает, даже трохi, а тот день, когда я смогу изъясниться по-венгерски, настанет в моей жизни еще не скоро.

Южная ночь накатывала саваном быстро, магазинчики закрыли жалюзи, по домам редко мерцали огни – ложатся рано. Люди стремительно рассасывались. Фонарный свет хватал пожелтевшими зубами лишь пустые улицы.
Обочины не было, я остановился, заприметив сзади странное движение, посреди дороги на аварийке.

Ныряя в темноту, выныривая в неверный, адюльтерный фонарный ореол, по пешеходной дорожке приближалась молодая девушка на роликах.
Я прошуршал стеклом, высунулся из моторного рокота в теплый, поющий цикадами загадочный венгерский вечер, приготовившись прервать грациозное, плавное движение своим похабным «экскюз ми!».
Но сказать что-либо мне было не суждено.

Девушка приблизилась, не смотря по сторонам, в ушах плеер.
Она была смуглая, из тех венгерок, что хранят магматический, раскаленный, пурпурный вулкан страсти, под холодноватым, нарочито надменным безразличием. Загорелая, вкусного, кофе с молоком оттенка кожа.
Чуть с горбинкой нос, дикарские, пугливые, настороженные, по-птичьи черные глаза.
Черные волосы стянуты в конский хвост на затылке, колыхающийся из стороны в сторону, рассыпаясь по плечам при движении.

Нижняя губа чуть поджата, как часто делают подростки, упрямо сохраняя этим свое еще хрупкое Я. Лицо красивое, молодое, свежее.
Во всей фигуре бушует огонь молодости, необъезженный мустанг, прекрасный цветок, распустившийся из нескладного юношества.
Изящные руки, локти. Плоский, сильный живот.

На девочке белая маечка, открывающая лопатки. Под белой маечкой черный контур лифчика, сковавшего небольшую, упругую грудь. На пояс от наушников идет оранжево-мультяшный провод.
И черные трусы, бесстыдно, туго обволакивающие каждый штрих уже разошедшихся в стороны крутых бёдер.

Именно не шорты. Именно трусы. Черная ткань, едва не расходящаяся от натяжения, позволяющая увидеть весь силуэт в деталях – веер из нескольких складок внутри бедра, ямочки над крестцом, подрагивающие при движении ягодицы, холм лобка и провал-щель под ним.

Лолита, хищная, стремительная гарпия, демоница, ночной суккуб. Дьявольское наваждение.
Сколько спермы и крови было в этом! Сколько клокочущих, бурлящих ночей. Сколько библейских притч. Сколько безнадежно влюбленных принцев, лезущих на башню, а попадающих на кол.
Какая грация! Неукротимый нрав природы, божественный дизайн, великолепная задумка, похотливое исполнение.

Это было слишком совершенно, чтобы продолжаться долго. Девушка удалялась, а я, высунувшись из машины, так и глядел ей вслед, мигая как дурак посреди проезжей части.
Не удел смертных зрить живых богинь.

Длинные, мускулистые, равномерно загорелые ноги, как толчковые лапы беговой лани, упруго и даже словно чуть с ленцой, попеременно отталкивали снаряд тела. Черный конский хвост прыгал по лопаткам, пересекаемым черными полосами лифчика. Означивался складками под ягодицами игручий шар зада.
Богиня уплыла в одно облако фонарного света, потом в другое, после ее силуэт потерялся во мраке.

Кто-то два раза стукнул по клаксону сзади и обогнал меня по встречке. Это немного вернуло туманный разум из безвременья. Но я не мог собрать разрозненные куски сознания, чтобы двинуться дальше.

Там, куда уплыл мой ночной суккуб, вдруг появилась молодежная компания – четыре парня, две девушки. Они весело о чем-то шумели. Девушки изображали какую-то пантомиму, парни хохотали, один хлопал себя по коленке полупустой пластиковой бутылкой лимонада.
Поравнявшись со мной, увидев мой странный, ошарашенный, подозреваю, вид , один из них что-то дружелюбно спросил, по общему смыслу – «вам помочь?».
Я открыл рот, чтобы спросить про дорогу, и как тут у них попасть в Словакию, но вместо того сдавленно произнёс: - «Кто она?»

Компания обернулась, туда, куда уехала гарпия, с которой они явно пересеклись, и всё, как мне кажется, вмиг поняв, дружно расхохоталась.
Парень с девушкой подмигнули мне, кивая в сторону исчезнувшей наяды, и что-то сказали на своем, на мадьярском, горделиво, как мне показалось - видал, мол-де, наших?
- «Ду ю спик инглиш?» - я, кажется, немного приходил в себя.
- «Э литтл бит» - все-таки хорошо иметь дело с молодыми.

Дорогу они мне рассказали. Уже через час я пересекал пустую венгерско-словацкую границу, с заколоченными пограничными постами, упраздненными великим и ужасным Евросоюзом. А уже через два, заехав в какой-то маленький поселок, остановился у костела, и уронил усталую голову в сон до утра.

Но та ночь меня не отпускает. Иногда я вспоминаю венгерскую валькирию, русалку в черных трусах, и это волнует мне кровь.

Никогда, ни до той встречи, ни после, я не встречал ничего более хтонически сексуального.