Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Гайдамак

Путеводитель по ЖЖ

Если вы попали на эту страницу, оттого, что вас интересуют мои книги, "Путешествия. Инструкция по эксплуатации", "Ой, всё", "Если бы Конфуций был блондинкой", и, в том числе, возможность их бесплатно скачать, то вам сюда - Книга

Если у вас ко мне предложение, рабочего, приятельского или интимного плана - предлагайте.
Можно здесь, можно в соцсетях, можно на почту написать - butenko-rabota@yandex.ru

А если вы попали на эту страницу по любому иному поводу, то тогда привет, азм есмь популярный блоггер Гайдамак. Да-да, тот самый о котором вы так много слышали, и не всегда хорошее, а если не слышали - неминуемо скоро услышите.
Это я. Точнее моя фотография:

gYQVIDNzSbk

Узнать обо мне подробно можно здесь, об том, кто я есть, откель я родом.
А кому не терпится прямо вот сходу увидеть меня в обнаженном виде - жмите сюда, на отчет о нудистском пляже.

Здесь 100 фактов обо мне
Здесь отвечу на любой вопрос касаемый ЖЖ или меня лично

Меня можно френдить. Это не больно. Разве что немного в первый раз, но потом только приятно.

Если вы собираетесь комментировать данный ЖЖ - прочтите здешний кодекс поведения. Можете и не читать, конечно, но его незнание не освобождает от ответственности. Баню я легко, непринужденно и радостно. В переписку с базарным хамлом и Великими Мудрецами, что есть одно и то же, не вступаю, и все их комментарии стираю - так что не рассчитывайте руганью или троллингом легко и вальяжно отхватить себе внимания.

О политике френдования повествует пост Френдоцид. Взаимофренд отсутствует, и я чувствую себя по этому поводу великолепно. Это честность и уважение, к себе и к вам.
Его отсутствие позволяет мне беречь время - свое и ваше. Я поддерживаю только те знакомства, инициативы и разговоры, которые мне интересны, не тратя время и силы на пустое, лицемерное мелькание.
Не гонюсь за рейтингом. Да, для тщеславия приятно, но это не самоцель. Если бы мне был нужен рейтинг - я мог бы засесть на пару дней, и заспамить всю округу, как делают многие - с пидиристической такой радостью - "приффе-е-е-е-ет! Даффай дружить! У меня клёффый журнал! Чмаффки-чмаффки!" - и увеличить себе число френдов человек на 700 (по скромным подсчетам). Но зачем? Зачем мне эти "мёртвые души"? Что мне с ними делать?

Мною писано много всего и всякого, о мужчинах и женщинах, о вечном и бытовом, о жизни и смерти, Родине и чужбине, любви и ненависти, обо мне и о том, что меня окружает.
Пишу я так, чтобы мне самому себя было читать интересно. В каком-то смысле - главный фанат этого ЖЖ это я сам.
А чтобы и вы смогли зафанатить - существует

Путеводитель по ЖЖ

Я люблю путешествовать.
Объездил более 50 стран, еще больше городов и весей, о чем пишу тута фотоотчеты, не страдая излишней скромностью.

На каждую страну и некоторые регионы существует одноименный тег, в котором прописаны отчеты по этой стране, а также привязаны посты неразрывно с темой связанные.
Мои отчеты пристрастны и субъективны, зато неподкупны - заказные посты, подзамочные, рекламные а также пропагандирующие отсутствуют как класс.

Автор порой не гнушается ненормативной лексикой, фотографиями обнаженных натур, рассказами о борделях, субъективными оценками, потворством похоти и прочим смертным грехам, засилием бытовухи и скудностью официальных достопримечательностей, а также полным наплевательством на чувства верующих.

Я не обещаю вас беречь и вам угождать. Зато обещаю показать все мною виданное так, каким оно предстало мне.
Рассказать о том, о чем молчат путеводители. Или рассказать о тех местах, по которым нет путеводителей.
Как там у Туве Янссон - "Я полагаю, что каждое полотно, натюрморт, ландшафт, все что угодно - в самой глубине души автопортрет".

Отчеты по путешествиям:
(На внешней странице отображаются только избранные посты по теме каждого региона - если есть активная ссылка в заголовке - кликайте, значит их там ещё больше, чем видно глазу)

Россия / Rosseûško-Matuško

Москва и Подмосковье

Украина

Весь остальной бренный мир в алфавитном порядке

Всё, наверное. Любое дополнительное словоблудие - от лукавого.
Ищите, и да обрящете.
Кликайте - и да отворят окна вам.
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Хаос

La Española. Карантин - лучшее время изучить испанский язык онлайн

*** Реклама в уютной жежешечке. Текст согласован с рекламодателем. Публикация щедро оплачена звонкими червонцами ***

Карантин – не самое простое время, но даже у него есть плюсы. Можно выспаться, читать книги, посмотреть давно намеченные фильмы, разобрать антресоли и – и наконец-то выучить иностранный язык. Например, испанский.


39880772_949835261868262_6890809713970118656_n.jpg


Collapse )
Гайдамак

Th

Как и все нормальные родители, мои в детстве хотели мне дать самое лучшее.
Отец ходил в загранку, видел, в отличие от многих соотечественников, что за морем житьё не худо. Поэтому чадо нужно натаскивать на английский.

Идея мудрая и благая, но подкачали методы - мне просто брали репетиторов, меня не спросив, да формулировали немудрёную задачу - "занимайся с удовольствием".

Это больше звучало как нетленное "наденьте намордник и радуйтесь". C младых самых ногтей отличался я строптивостью, оттого, применив тактику молчаливого саботажа, принялся героически морозить уши назло маме.

Жизнь была рваная, с переездами, с потрясениями, новыми квартирами, новыми школами. Поэтому одни репетиторы появлялись, другие пропадали.
Каждый новый считал своим святым долгом облить помоями предыдущего. У меня порой складывалось ощущение, что каждый из них, вне зависимости от чина да ранга, в принципе видит главным не сколько кого-то научить, сколько конкурентов обосрать. Никакой цеховой солидарности.

Среди череды репетиторов была Влада - молодая девка-студентка, за счет своей молодости меньше склонная к склокам, больше к делу.
Она отличалась неожиданным - много внимания уделяла фонетике. Произношению.

А этим никто, надо сказать, не заморачивался. Даже мерзейшая тётка, совершенно совкового пошиба, гордившаяся тем, что преподаёт в МИДе - и при этом совершенно не гнушающаяся своего колхозного, трактористо-доярского акцента.
И родители всех трех - а нас с Владой трое пацанов-подростков занималось - тоже не оценили этого порыва. Грамматика представлялась важнее, а акцент - дело наживное.
Поэтому сильно долго она у нас репетитором не задержалась.

Но основное дать успела. За несколько нудных, но ценных занятий она поставила нам произношение. Научила произносить правильно W - которое "уэ" скорее, а не "в". Вредную эту английскую R на конце, которая и не "р" по сути, а чуть картавая, глухая, затихающая "г".
Да, ну и звук "th" конечно.

О, последний это страшное проклятие всего славянского рода - его никто из славян правильно произносить не умеет.
В чём тут дело - а дело в том, что у каждого языка своё характерное произношение - и отсюда и мимика, положение языка и губ, распределение дыхания.
Каждый язык имеет какие-то специфические произношения и звуки - которых в другом языке может не оказаться.
Люди привыкают говорить с определенным прононсом - и совершенно теряются, когда при изучении другого языка обнаруживается буква или звук, у которых в родном языке нет аналога.
И чаще всего такой вредный звук просто меняют каким-то близким сходным звуком родного языка - и начинают говорить, используя его.
И ничего в этом, на самом-то деле, страшного нет - но акцент сразу выдает.

На самом деле гораздо проще просто взять, да научиться произносить новый звук как в языке оригинала.
Просто нудно, но не очень-то и долго, потренироваться его произносить - просто и в связках.
И когда научишься, то язык потом начинает идти та-а-а-ак легко, что просто преисполняешься восторженных сил. То, на чём бы спотыкался, пролетает и протекает легко и мягко, красиво и переливисто.

Я слушаю, как славяноязычные произносят th - то как "з", то как "в", то как "ф" - но не так как надо - сердце кровью обливается.
Каждый раз славянский язык об этот звук спотыкается - а th в английском много-много, от него никуда не уйдешь.
И сплошное мучение получается - словно бежишь, да спотыкаешься через каждый шаг. Как рыцарь в кэрролловской Алисе - который каждую минуту падал с коня, но делал вид, что ничего в этом такого особенного и нет.

"Th" произносится так - язык концом прижимается к двум верхним, передним зубам. А дальше как будто хотите произнести "з", и в этот момент язык от зубов отводится наполовину назад.
Поначалу непривычно, но поверьте - денёк-другой потренироваться, научиться, а дальше будет ТАКОЕ облегчение!
Все эти this is, there is и there are, weather, thief или даже, прости Господи, thither - это всё польется легко, непринужденно и красиво.
Ну правда, как будто всю жизнь ходишь с камнем в башмаке - а тут просто камень из башмака вытряхнул, да поражаешься, насколько прекрасной стала жизнь.

Меня за кордоном упорно не опознают как русскоязычного. И удивляются, узнав что я таки таков.
Я думаю дело тут в этом - я просто умею произносить эти вредные для славянского языка и уха звуки - которых не так уж и много, если уж разобраться.
И удивительно, насколько одна только эта деталь меняет всё восприятие - а ведь с этим умением и мимика меняется, и настроение говорящего, и вообще уходит стыдное самоощущение колхозного увальня, не могущего связать пару слов.
А оказывается - да фиг с ним, с двумя словами. Главное не что произносить, а как.
Гайдамак

История - война с прошлым

История - интереснейшая наука. И, к сожалению, практически бесполезная - потому-что мало кого учит.
История помогает определить причины своего нынешнего исторического положения - но не даёт рецептов. Прав был пан Ключевский, история – не учительница, а назидательница, наставница жизни. Она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

Есть история - совокупность различных событий. И есть историография - то, как это события охарактеризуют, исследуют и какой ярлык на них повесят.
И вешают эти ярлыки всегда люди в чем-то кровно заинтересованные. В мировой истории есть уйма придуманных событий, на которые просто так часто привыкли ссылаться, что никто уже в их подлинности не сомневается.
Более того, есть профессора, которые получили учёные степени и льготы, "доказав" (а на деле нередко придумав) что-то, чему есть множество противоречий.
И представьте - есть, допустим, молодой ученый, который может доказать опровергающее - а как он это обнародует? Если он это обнародует, то возникнет вопрос - а за что тогда уважаемый профессор получил свои степени? Это я уж не говорю о варианте, что этот самый студент обучается у этого самого профессора.

Любое, что повторено три и более раза, становится истиной. К сожалению, к истории это применимо.

Если из учебника точной науки можно взять готовую формулу, то из учебника истории, как из поваренной книги, готового рецепта не возьмешь.
История может объяснить логику событий до сегодняшнего дня - но что дальше?

Есть страсть ссылаться на ученых мужей и их цитаты, на отсылки к противоречащим друг другу трактатам, написанных живыми, пристрастными людьми. Выводить идиотскую систему прав того или иного народа на ту или иную землю.
И потрясать при этом учебником истории - разумеется, в выгодной редакции.

Пора наконец-то дозреть до простого - не суть важно, что там было в глубине веков. Но важно - кто мы есть сейчас. И чего хотим в будущем.
И меня очень-очень удручает, что вот на эти простые, казалось-бы, вопросы сегодня и нет ответов.
Гайдамак

1 сентября в Киеве

P9010060

Так разложились карты, что я оказался в День Знаний около 302-й школы города Киева, где некогда учился ажно целых два года, 5 и 6 класс, перед тем как переехать в Москву, чтобы в 7-й класс пойти уже там, в 1191-ю школу посреди еще совершенно отшибного Митино, зачинающегося спального монстра в Замкадье.
Ее же я и заканчивал.

Есть ли средь нас те, кому не снилась школа? Думаю только те, кто в ней ни разу не был.
Многим она снится и по сей день. Как правило в это время набирается с корзинку и возик незакрытых гештальтов.

Collapse )
Как на говно

Куприн. "Корь"

– Удивляюсь, как вы можете в такую жару пить водку, – сказала, морщась, Анна Георгиевна.
Завалишин поглядел на нее с серьезным видом, держа у рта серебряную чеканную чарочку.
– Русскому человеку от водки нет вреда, – ответил он внушительно.

За столом прислуживал человек во фраке. Прежде он носил что-то вроде ямщичьей безрукавки, но Анна Георгиевна в один прекрасный день нашла, что господам и слугам неприлично рядиться почти в одинаковые костюмы, и настояла на европейской одежде для лакея.
Но зато вся столовая мебель и утварь отличались тем бесшабашным, ерническим стилем, который называется русским декадансом. Вместо стола стоял длинный, закрытый со всех сторон ларь; сидя за ним, нельзя было просунуть ног вперед, – приходилось все время держать их скорченными, причем колени больно стукались об углы и выступы резного орнамента, а к тарелке нужно было далеко тянуться руками.
Тяжелые, низкие стулья, с высокими спинками и растопыренными ручками, походили на театральные деревянные троны – жесткие и неудобные. Жбаны для кваса, кувшины для воды и сулеи для вина имели такие чудовищные размеры и такие нелепые формы, что наливать из них приходилось стоя.
И все это было вырезано, выжжено и разрисовано разноцветными павлинами, рыбами, цветами и неизбежными петухами.

– Нигде так не едят, как в России, – сочным голосом говорил Завалишин, заправляя белыми, волосатыми руками угол салфетки за воротник. – Да, господин студент, я знаю, что вам это неприятно, но – увы! – это так-с. Во-первых, рыба. Где в мире вы отыщете другую астраханскую икру? А камские стерляди, осетрина, двинская семга, белозерский снеток? Найдите, будьте любезны, где-нибудь во Франции ладожского сига или гатчинскую форель. Ну-ка, попробуйте найдите; я вас об этом усердно прошу.
Теперь возьмите дичь. Все, что вам угодно, и все в несметном количестве: рябчики, тетерки, утки, бекасы, фазаны на Кавказе, вальдшнепы. Потом дальше: черкасское мясо, ростовские поросята, нежинские огурцы, московский молочный теленок! Да, словом, все, все... Сергей, дай мне еще ботвиньи.

Павел Аркадьевич ел много, жадно и некрасиво. "А ведь он порядочно наголодался в молодости", – подумал студент, наблюдая его украдкой.
Случалось иногда, что среди фразы Завалишин клал в рот слишком большой кусок, и тогда некоторое время тянулась мучительная пауза, в продолжение которой он, торопливо и неряшливо прожевывая, глядел на собеседника выпученными глазами, мычал, двигал бровями и нетерпеливо качал головой и даже туловищем. В эти минуты Воскресенский опускал глаза на тарелку, чтобы не выдать своей брезгливости.

– Доктор, а вина? – с небрежной любезностью предлагал Завалишин. – Рекомендую вам вот это беленькое. Это "орианда" девяносто третьего года. Ваш стакан, Демосфен.
– Я не пью, Павел Аркадьевич. Простите.
– Эт-то уд-дивительно! Юноша, который не пьет и не курит. Скверный признак, молодой человек! – вдруг строго возвысил голос Завалишин. – Скверный признак! Кто не пьет и не курит, тот мне всегда внушает подозрение. Это – или скряга, или игрок, или развратник. Пардон, к вам сие не касательно, господин Эмпедокл. Доктор, а еще? Это – "орианда"; право же, недурное винишко.
Спрашивается, зачем я должен выписывать от колбасников разные там мозельвейны и другую кислятину, если у нас, в нашей матушке России, выделывают такие чудные вина. А? Как вы думаете, профессор? – вызывающе обратился он к студенту. Воскресенский принужденно и вежливо улыбнулся.
– У всякого свой вкус...
– Де густибус?.. знаю-с. Тоже учились когда-то... Чему-нибудь и как-нибудь, по словам великого Достоевского. Вино, конечно, пустяки, киндершпиль, но важен принцип. Принцип важен, да! – закричал неожиданно Завалишин. – Если я истинно русский, то и все вокруг меня должно быть русское. А на немцев и французов я плевать хочу. И на жидов. Что, не правду я говорю, доктор?
– Да... собственно говоря – принцип... это, конечно... да, – неопределенно пробасил Ильяшенко и развел руками.
– Горжусь тем, что я русский! – с жаром воскликнул Завалишин. – О, я отлично вижу, что господину студенту мои убеждения кажутся смешными и, так сказать, дикими, но уж что поделаешь! Извините-с. Возьмите таким, каков есть-с. Я, господа, свои мысли и мнения высказываю прямо, потому что я человек прямой, настоящий русопет и привык рубить сплеча. Да, я смело говорю всем в глаза: довольно нам стоять на задних лапах перед Европой. Пусть не мы ее, а она нас боится. Пусть почувствуют, что великому, славному, здоровому русскому народу, а не им, тараканьим мощам, принадлежит решающее властное слово! Слава богу! – Завалишин вдруг размашисто перекрестился на потолок и всхлипнул. – Слава богу, что теперь все больше и больше находится таких людей, которые начинают понимать, что кургузый немецкий пиджак уже трещит на русских могучих плечах; которые не стыдятся своего языка, своей веры и своей родины; которые доверчиво протягивают руки мудрому правительству и говорят: "Веди нас!.."

– Поль, ты волнуешься, – лениво заметила Анна Георгиевна.
– Я ничего не волнуюсь, – сердито огрызнулся Завалишин. – Я высказываю только то, что должен думать и чувствовать каждый честный русский подданный. Может быть, кто-нибудь со мной не согласен? Что ж, пускай мне возразит. Я готов с удовольствием выслушать противное мнение. Вот, например, господину Воздвиженскому кажется смешным...

Студент не поднял опущенных глаз, но побледнел, и ноздри у него вздрогнули и расширились.
– Моя фамилия – Воскресенский, – сказал он тихо.
– Виноват, я именно так и хотел сказать: Вознесенский. Виноват. Так вот, я вас и прошу: чем строить разные кривые улыбки, вы лучше разбейте меня в моих пунктах, докажите мне, что я заблуждаюсь, что я не прав.
Я говорю только одно: мы плюем сами себе в кашу. Мы продаем нашу святую, великую, обожаемую родину всякой иностранной шушере. Кто орудует с нашей нефтью? Жиды, армяшки, американцы. У кого в руках уголь? руда? пароходы? электричество? У жидов, у бельгийцев, у немцев. Кому принадлежат сахарные заводы? Жидам, немцам и полякам. И главное, везде жид, жид, жид!.. Кто у нас доктор? Шмуль. Кто аптекарь? банкир? адвокат? Шмуль. Ах, да черт бы вас побрал! Вся русская литература танцует маюфес и не вылезает из миквы. Что ты делаешь на меня страшные глаза, Анечка? Ты не знаешь, что такое миква? Я тебе потом объясню. Да. Недаром кто-то сострил, что каждый жид – прирожденный русский литератор.
Ах, помилуйте, евреи! израэлиты! сионисты! угнетенная невинность! священное племя! Я говорю одно, – Завалишин свирепо и звонко ударил вытянутым пальцем о ребро стола. – Я говорю только одно: у нас, куда ни обернешься, сейчас на тебя так мордой и прет какая-нибудь благородная оскорбленная нация. "Свободу! язык! народные права!" А мы-то перед ними расстилаемся. "О, бедная культурная Финляндия! О, несчастная, порабощенная Польша! Ах, великий, истерзанный еврейский народ... Бейте нас, голубчики, презирайте нас, топчите нас ногами, садитесь к нам на спины, поезжайте".
- Н-но нет! – грозно закричал Завалишин, внезапно багровея и выкатывая глаза. – Нет! – повторил он, ударив себя изо всей силы кулаком в грудь. – Этому безобразию подходит конец. Русский народ еще покамест только чешется спросонья, но завтра, господи благослови, завтра он проснется. И тогда он стряхнет с себя блудливых радикальствующих интеллигентов, как собака блох, и так сожмет в своей мощной длани все эти угнетенные невинности, всех этих жидишек, хохлишек и полячишек, что из них только сок брызнет во все стороны. А Европе он просто-напросто скажет: тубо, старая...

– Браво, браво, браво! – голосом, точно из граммофона, подхватил доктор.
Гимназисты, сначала испуганные криком, громко захохотали при последнем слове, а Анна Георгиевна сказала, делая страдальческое лицо:
– Поль, зачем ты так при детях!
Завалишин одним духом проглотил стакан вина и торопливо налил второй.
– Пардон. Сорвалось. Но я говорю только одно: я сейчас высказал все свои убеждения. По крайней мере – честно и откровенно. Пусть теперь они, то есть, я хочу сказать, господин студент, пусть они опровергнут меня, разубедят. Я слушаю. Это все-таки будет честнее, чем отделываться разными кривыми улыбочками.

Воскресенский медленно пожал плечами.
– Я не улыбаюсь вовсе.
– Ага! Не даете себе труда возражать? Кон-нечно! Это сам-мое лучшее. Стоите выше всяких споров и доказательств?
– Нет... совсем не выше... А просто нам с вами невозможно столковаться. Зачем же понапрасну сердиться и портить кровь?
– Та-ак! Пон-ним-маю! Не удостоиваете, значит? – Завалишин пьянел и говорил преувеличенно громко. – А жаль, очень жаль, милый вьюноша. Лестно было бы усладиться млеком вашей мудрости.

В эту секунду Воскресенский впервые поднял глаза на Завалишина и вдруг почувствовал прилив острой ненависти к его круглым, светлым, выпученным глазам, к его мясистому, красному и точно рваному у ноздрей носу, к покатому назад, белому, лысому лбу и фатоватой бороде. И неожиданно для самого себя он заговорил слабым, точно чужим голосом:
– Вам непременно хочется вызвать меня на спор? Но уверяю вас, это бесполезно. Все, что вы изволили сейчас с таким жаром высказывать, я слышал и читал сотни раз. Вражда ко всему европейскому, свирепое презрение к инородцам, восторг перед мощью русского кулака и так далее и так далее... Все это говорится, пишется и проповедуется на каждом шагу. Но при чем здесь народ, Павел Аркадьевич, этого я не понимаю. Не могу понять. Народ – то есть не ваш лакей, и не ваш дворник, и не мастеровой, а тот народ, что составляет всю Россию, – темный мужик, троглодит, пещерный человек! Зачем вы его-то пристегнули к вашим национальным мечтам? Он безмолвствует, ибо благоденствует, и вы его лучше не трогайте, оставьте в покое. Не нам с вами разгадать его молчание...

– Позвольте-с, я не хуже вас знаю народ...
– Нет, уж теперь вы позвольте мне, – дерзко перебил его студент. – Вы давеча изволили упрекнуть меня в том, что я будто бы смеюсь над вашими разглагольствованиями... Так я вам скажу уж теперь, что смешного в них мало, так же как и страшного. Ваш идеальный всероссийский кулак, жмущий сок из народишек, никому не опасен, а просто-напросто омерзителен, как и всякий символ насилия. Вы – не болезнь, не язва, вы – просто неизбежная, надоедливая сыпь, вроде кори. Но ваша игра в широкую русскую натуру, все эти ваши птицы-сирины, ваша поддевка, ваши патриотические слезы – да, это действительно смешно.
– Так. Прекрасно. Продолжайте, молодой человек, в том же духе, – произнес Завалишин, язвительно кривя губы. – Чудесные полемические приемы, доктор, не правда ли?

Воскресенский и сам чувствовал в душе, что он говорит неясно, грубо и сбивчиво. Но он уже не мог остановиться. В голове у него было странное ощущение пустоты и холода, но зато ноги и руки стали тяжелыми и вялыми, а сердце упало куда-то глубоко вниз и там трепетало и рвалось от частых ударов.
– Э, что там приемы. К черту! – крикнул студент, и у него этот крик вырвался неожиданно таким полным и сильным звуком, что он вдруг почувствовал в себе злобную и веселую радость. – Я слишком много намолчался за эти два месяца, чтобы еще разбираться в приемах. Да! И стыдно, и жалко, и смешно глядеть, Павел Аркадьевич, на вашу игру. Знаете, летом в увеселительных садах выходят иногда дуэтисты-лапотники. Знаете:
Раз Ванюша, крадучись,
Дуню увидал
И, схвативши ее ручку,
Нежно целовал.
Что-то мучительно фальшивое, наглое, позорное! Так и у вас. "Русские щи; русская каша – мать наша".
А вы видели эти щи когда-нибудь? Пробовали? Сегодня с таком, а завтра с нетом? Вы ели ихний хлеб? Вы видали ихних ребят с распученными животами и с ногами колесом?
А у вас повар шестьдесят рублей в месяц получает, и лакей во фраке, и паровая стерлядка. Так и во всем вы.
Русское терпение! Русская железная стойкость! Да ведь какими ужасами рабства, каким кровавым путем куплено это терпение! Смешно даже! Русское несокрушимое здоровье, – ах, раззудись плечо! – русская богатырская сила! – у этого-то изможденного работой и голодом, опившегося, надорванного человека?.. И в довершение всего этого неистовый вопль: долой сюртуки и фраки! Вернемся к доброй, славной, просторной и живописной русской одежде! И вот вы, на смех своей прислуге, наряжаетесь, точно на святки, в поддевку, по семи рублей за аршин, на муаровой подкладке.
Эх, весь ваш национализм на муаровой подкладке. Господи, а когда вы заведете речь о русской песне – вот чепуха какая! Тут у вас и море слышится, и степь видится, и лес шумит, и какая-то беспредельная удаль... И все ведь это неправда: ничего вы здесь не слышите и не чувствуете, кроме болезненного стона или пьяной икотки. И никакой широкой степи вы не видите, потому что ее и нет вовсе, а есть только потное, искаженное мукой лицо, вздувшиеся жилы, кровавые глаза, раскрытый, окровавленный рот...

– Вам, духовенству, виднее с колокольни, – презрительно фыркнул Завалишин, но студент только отмахнулся рукой и продолжал:
– Ну-с, а теперь, изволите ли видеть, вошло в моду русское зодчество! Резные петухи, какие-то деревянные поставцы, ковши, ендовы, подсолнечники, кресла и скамьи, на которых невозможно сидеть, какие-то дурацкие колпаки... Господи, да неужели же вы не чувствуете, как все это еще больше подчеркивает страшную скудость народной жизни, узость и бедность фантазии? Серое, сумеречное творчество, папуасская архитектура... Игра, именно игра. Игра гнусная, если все это делается нарочно, чтобы водить дураков и ротозеев за нос, и жалкая, если это только модное баловство.
Какой-то нелепый маскарад! Все равно если бы доктора, приставленные к больнице, вдруг надели бы больничные халаты и стали бы в них откалывать канкан. Вот он что такое, ваш русский стиль на муаровой подкладке!...

Что-то перехватило горло Воскресенскому, и он замолчал. Только теперь, спохватившись, он сообразил, что во время своей бессвязной речи он, незаметно для самого себя, встал во весь рост и колотил кулаками по столу.
– Может быть, вы еще что-нибудь прибавите, молодой человек? – с усиленной вежливостью, преувеличенно мягко спросил весь побледневший Завалишин. Губы у него кривились и дергались, а концы пышной бороды тряслись.
– Все, – глухо ответил студент. – Больше ничего...

1904 г.