Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Гайдамак

Путеводитель по ЖЖ

Если вы попали на эту страницу, оттого, что вас интересуют мои книги, "Путешествия. Инструкция по эксплуатации", "Ой, всё", "Если бы Конфуций был блондинкой", и, в том числе, возможность их бесплатно скачать, то вам сюда - Книга

Если у вас ко мне предложение, рабочего, приятельского или интимного плана - предлагайте.
Можно здесь, можно в соцсетях, можно на почту написать - butenko-rabota@yandex.ru

А если вы попали на эту страницу по любому иному поводу, то тогда привет, азм есмь популярный блоггер Гайдамак. Да-да, тот самый о котором вы так много слышали, и не всегда хорошее, а если не слышали - неминуемо скоро услышите.
Это я. Точнее моя фотография:

gYQVIDNzSbk

Узнать обо мне подробно можно здесь, об том, кто я есть, откель я родом.
А кому не терпится прямо вот сходу увидеть меня в обнаженном виде - жмите сюда, на отчет о нудистском пляже.

Здесь 100 фактов обо мне
Здесь отвечу на любой вопрос касаемый ЖЖ или меня лично

Меня можно френдить. Это не больно. Разве что немного в первый раз, но потом только приятно.

Если вы собираетесь комментировать данный ЖЖ - прочтите здешний кодекс поведения. Можете и не читать, конечно, но его незнание не освобождает от ответственности. Баню я легко, непринужденно и радостно. В переписку с базарным хамлом и Великими Мудрецами, что есть одно и то же, не вступаю, и все их комментарии стираю - так что не рассчитывайте руганью или троллингом легко и вальяжно отхватить себе внимания.

О политике френдования повествует пост Френдоцид. Взаимофренд отсутствует, и я чувствую себя по этому поводу великолепно. Это честность и уважение, к себе и к вам.
Его отсутствие позволяет мне беречь время - свое и ваше. Я поддерживаю только те знакомства, инициативы и разговоры, которые мне интересны, не тратя время и силы на пустое, лицемерное мелькание.
Не гонюсь за рейтингом. Да, для тщеславия приятно, но это не самоцель. Если бы мне был нужен рейтинг - я мог бы засесть на пару дней, и заспамить всю округу, как делают многие - с пидиристической такой радостью - "приффе-е-е-е-ет! Даффай дружить! У меня клёффый журнал! Чмаффки-чмаффки!" - и увеличить себе число френдов человек на 700 (по скромным подсчетам). Но зачем? Зачем мне эти "мёртвые души"? Что мне с ними делать?

Мною писано много всего и всякого, о мужчинах и женщинах, о вечном и бытовом, о жизни и смерти, Родине и чужбине, любви и ненависти, обо мне и о том, что меня окружает.
Пишу я так, чтобы мне самому себя было читать интересно. В каком-то смысле - главный фанат этого ЖЖ это я сам.
А чтобы и вы смогли зафанатить - существует

Путеводитель по ЖЖ

Я люблю путешествовать.
Объездил более 50 стран, еще больше городов и весей, о чем пишу тута фотоотчеты, не страдая излишней скромностью.

На каждую страну и некоторые регионы существует одноименный тег, в котором прописаны отчеты по этой стране, а также привязаны посты неразрывно с темой связанные.
Мои отчеты пристрастны и субъективны, зато неподкупны - заказные посты, подзамочные, рекламные а также пропагандирующие отсутствуют как класс.

Автор порой не гнушается ненормативной лексикой, фотографиями обнаженных натур, рассказами о борделях, субъективными оценками, потворством похоти и прочим смертным грехам, засилием бытовухи и скудностью официальных достопримечательностей, а также полным наплевательством на чувства верующих.

Я не обещаю вас беречь и вам угождать. Зато обещаю показать все мною виданное так, каким оно предстало мне.
Рассказать о том, о чем молчат путеводители. Или рассказать о тех местах, по которым нет путеводителей.
Как там у Туве Янссон - "Я полагаю, что каждое полотно, натюрморт, ландшафт, все что угодно - в самой глубине души автопортрет".

Отчеты по путешествиям:
(На внешней странице отображаются только избранные посты по теме каждого региона - если есть активная ссылка в заголовке - кликайте, значит их там ещё больше, чем видно глазу)

Россия / Rosseûško-Matuško

Москва и Подмосковье

Украина

Весь остальной бренный мир в алфавитном порядке

Всё, наверное. Любое дополнительное словоблудие - от лукавого.
Ищите, и да обрящете.
Кликайте - и да отворят окна вам.
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Гайдамак

Я и Соловей

Встретились недавече с Соловьем soullaway, также популярным блоггером и литературным столпом.

Качество фото, понимаю, "снято полускрытой камерой", но зато наконец-то запечатлелись совместно - а то не первый раз пересекаемся, и не второй, а ни одного доказательства порочной связи нет.



Но теперь не отмоемся. Общественность может начинать кричать и отправлять нас обоих в бан.
Мои читатели могут сказать - "Александр, да как вы могли якшаться с этим ватником и цепным псом режима! Вы предали либеральную идею, фу таким быть - бан, пожизненный расстрел и поплевание на могильный камень!".
А читатели Соловья тоже могут сказать - "Вячеслав, ну поглядите, куда довела вас ваша неразборчивость в связях! Это же популярный блоггер Гайдамак, кацапобандеровец, расшатыватель скреп, ворог и супостат, агент Госдепа и пересмешник - нет же вам теперь веры! Ибо скажи, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты".

Ну что ж, сезон массового разочарования и потери веры в человечество объявляется открытым.
А мы условились продолжать порочные связи. Едино что следующую встречу провести не в Орле, а то уже как-то моветон.
Как на говно

Наша служба и опасна, и трудна. Почему я рад тому, что не служил в армии

Меня нередко спрашивают, служил ли я в армии, я отвечаю, как есть - нет, чему очень рад.

Многих моя радость удивляет, или раздражает, некоторые переспрашивают - а хотел бы служить? "Как все".
Я, естественно, отвечаю, что не хотел.
- Почему?



Интересно видеть, насколько разные у людей восприятия. Для человека может быть странно, почему я не хочу служить, а для меня странно ровно обратное.
Это не значит, что кто-то из нас лучше, кто-то хуже, просто забавна разница картин мира.

Можно подобрать много умной мотивации, но, мне кажется, лучше всего сработает глупая, прямая и бесхитростная.
Почему я не хочу служить? Потому что я не собака.
Я разве похож на собаку? У меня есть виляющий хвост? У меня есть язык свешенный?
Я рвусь жить в будке, питаться помоями, целовать бьющую руку? Нет.

Собаки хотят служить. Это дает им смысл их бытия.
Я - человек. Я не собака, поэтому не хочу служить. А смыслы создаю себе сам.

Я знаю, знаю - в обществе вокруг служивых создан благородный ореол, а вокруг неслуживых - не создан.
Первые, мол де, соль земли и общества, а второе - бесполезные шалопаи.

Кто хочет страстно так желать, думать, что человек марширующий на плацу, убирающий окурки и строящий дачу генералу в качестве бесплатной рабочей силы, тот полезный человек, а тот, кто этого не делает, бесполезный - тот будет в этом уверен, хоть камни с неба.
Я же вспоминаю одного своего родича.

Он всю жизнь служил, мотался по гарнизонам. Ничего, на мой взгляд, особенно полезного для общества не делал - но кто я такой, чтобы это мерить?
Всю жизнь он любил окружающих подковырнуть да козырнуть - вот, есть такая служба, родину защищать - вот мы и защищаем. А вы, молодежь, патлатые, и фунта лиха-то не знаете.
Так он всю жизнь и бравировал - "родину защищать, родину защищать". "Куда родина пошлет, туда и мы...". "Человек - ничто, родина - всё", ну и прочая пустопорожка.
И вот, закончил он свою военную карьеру. Старый уже.
Должны ему были по выслуге лет дать жилье, и надбавку какую-то к пенсии, и льготы еще какие-то - и вдруг неожиданно (для него) не дали.
Причем, сами знаете, как это бывает, вспоминая слова Ильича - "по закону всё правильно, а по сути издевательство". То есть вроде да, он всю жизнь служил, но вот здесь какая-то законодательная норма поменялась, тут какой-то стаж не зачелся, там бумажка потерялась, тут приказ не пришел, тут статус поменялся - и в итоге всё вот так, как есть.
Спасибо, дорогой Николай Петрович, родина вас не забудет, идите нахуй, старая развалина.

Я, скрывать не буду - не без язвы, не удержался, его спросил: - А чего вы, Николай Петрович, негодуете? Вы как всегда говорили - есть такая профессия, родину защищать. Куда родина пошлет, туда и пойдем. Долг, все дела. А тут, что же это получается, вы родину защищали не потому, что есть долг и такая профессия, а оказывается просто себе квартирку хотели? Да прибавочку, чтобы корешам-пенсионерам хвастаться? Да льготы на лекарство, да путевочку раз в год в пансионат?
Ух, как он взвился! Ничего толком сказать не смог, слюной захлебывался, лютовал как бык.
Со мной, кстати, демонстративно перестал общаться. Так, на общем сборище семейном - "привет-привет", и на этом всё, дуется, как мышь на крупу, или как свергнутый монарх на диване.

А потому что я в точку попал. Это только на словах "родину защищать".
Я не умаляю мотивации, конечно - есть и такой порыв, но основной - совсем не долг, не патриотизм, прости господи.
Что дает военная служба? Да и вообще служба как таковая. Она дает две очень важные в обществе вещи - статус и предсказуемость.
Пусть с советского времени статус служивого человека сильно упал, но все равно. Военный - это разом решенный целый пласт личностных и социальных вопросов.
Пусть по гарнизонам, пусть хоть как, но военный - это означает, что крыша над головой будет, паёк будет, с голоду не помрешь. Предсказуемость, стабильность пресловутая.
И личностный вопрос - военная служба привлекательна тем, что разом дает человеку смысл жизни.
Кто-то мается, кем ему быть, чем заниматься, для чего он на этой земле, где его место, для чего создан. А у военного - вжить! - щелчок пальцев, и важнейший экзистенциальный вопрос разом решен - ты живешь для того, чтобы родину защищать.
А для многих людей это - подарок - жизненные терзания с них сразу снимаются.
Да, по сути расстаешься с частью своей личности, отдавая ее службе, живя свою жизнь не для себя, а для чужой, абстрактной идеи - но идеи зато красочной, с ореолом дутого благородства.
Это вполне понятная компенсация.

Ну и вот - для кого-то приемлема такая сделка, обмен части личности на статус, который дает служба, но для меня - абсолютно неприемлема.
Мне понятна работа - когда я делаю дело, пусть даже чье-то чужое, но я знаю, что с этого получаю лично себе. Рассматриваю это как добычу ресурсов для реализации лично своих желаний и планов.
А служба мне непривлекательна - я вообще по жизни мало податлив к сказкам. Возможно оттого, что сам мастак их придумывать.

Поэтому - я не могу представить себя на госслужбе, социальной службе и, особенно, военной.
Кто-то когда-то предположил - не являюсь ли я частью криминального мира, в законе которого любая служба, особенно на государство, считается западлом.
Не, не являюсь. И не очень-то его жалую - там никакой креативности, он ничего не создает.
Тут корни из металлёвой культуры, из которой я вышел - а культура очень честная, прямолинейная, вольная, и ее вольность прямо несовместима с ношением любой формы.
Я редкий для этой страны человек - я действительно считаю свободу высшей ценностью, а какая может быть свобода в службе?

Рад тому, что нигде не служил.
От армии удалось освободиться легко и на легальных основаниях - по зрению. Но если бы не удалось - разумеется, я бы искал иные способы туда не попасть.

Жизнь у собаки, с ее службой, предсказуема - но мне знобящий холодок свободы в миллион крат милее дворцов заманчивых сводов.
Как на говно

Налоги, или кто на Руси хозяин

Есть прямая связка - то, за что ты платишь деньги, то имеет ценность. А то, за что не платишь - обычно ценится меньше. Или никак не ценится.
Тут, согласитесь, не бином Ньютона.

Практически все россияне платят налоги. Читай - спонсируют деятельность государства.
При этом, что важно, нужно понимать - даже неработающий человек, и то платит. В цену каждого товара, продающегося в магазине, налог уже включен (и порой - просто огромный). Поэтому людей, которые вообще не платят налоги, их исчезающе мало.
Может какая-нибудь Агафья Лыкова в тайге, вот и все.

Кстати, интересный случай - в Америке некогда амиши, живущие своей замкнутой общиной, не пользуясь государственными благами, полностью сами себя обеспечивающие, некогда судились с американским государством, за право не платить налоги.
Логично - если ты не пользуешься услугами государства, можешь это доказать, то за что тогда платить?
И, любопытно, суд они выиграли.

Но возвращаемся к нашим осинкам.
Под нашими осинками получается интересно - мы все платим налоги, но практически этого не видно.



Смотрите, в бюджетных учреждениях бухгалтерия построена так, что налог из зарплаты исчисляется автоматически. Работник получает на руки зарплату, и налог с нее уже взят.
То есть - он получает лишь часть своей реальной зарплаты, но думает, что это все и есть.
И он не видит, не фиксирует момента, что вот он заработал денег, а 35% от этой суммы (примерно столько, в зависимости от разных факторов может быть больше - и редко меньше) отдал государству, чтобы государство его обслуживало.
То есть - получил работяга на заводе тысяч 20 на руки, и думает, что он зарабатывает 20 тысяч.
Нет. Не так. Он зарабатывает 30 тысяч - но 10 каждый месяц отдает. Своего, кровно заработанного.

Собственно, и не в бюджетных заведениях, но так же - наемный работник получает на руки сумму, из которой все налоги уже вырезаны.

Фактически единственные люди, которые видят регулярно, сколько они заработали, а сколько налогов с этого заплатили - это частные предприниматели и самозанятые. Но у них и сумма налога меньше.

Некоторые магазины прописывают в чеках, сколько в купленном товаре содержится налогов, но не все так делают, плюс не все туда смотрят - они также привыкли считать, что эти суммы к ним лично отношения не имеют.

Итого - получается так, что ВСЕ (за крайне незначительным исключением) спонсируют деятельность государства, но очень мало кто считает, что это государство должно и ответственно перед ним.

Я в этом плане последовательный сторонник того, чтобы все налоги были видны. И еще, по максимуму где это возможно, чтобы налоги платил каждый сам за себя.
Чтобы получил на руки зарплату - не 20, а 30. Но сам, своими руками, взял и заплатил 10 тысяч налога. То есть прямо своими руками вынул из кучки (из своей кучки, кровной), и отнес в банк - отдал государству.
И когда сделаешь так один раз, два, три - о, поверьте, сразу же, мгновенно, в тот же миг, но родится беспокойство за свои деньги - э, а на что вы их там тратите, а? Э, уважаемые, я вам тут каждый раз своими руками отстегиваю большие деньги (а деньги реально большие), а ну-ка извольте мне отчитаться!

И еще было бы хорошо, чтобы в магазинах была американская система - цены на товар указаны без налога, а сумма налога автоматически исчисляется и добавляется на кассе.
Согласен, это бытово неудобно - покупаешь ты что-то за 100, а на кассе с тебя берут 133.40, скажем.
Но зато какая наглядность! Какая, черт побери, дьявольская наглядность!

Когда ты в магазин заскочил и купил что-то на 133 рубля, по мелочи - это воспринимается так, как у нас и воспринимается: а, ну купил и купил.
Государство? А при чем тут государство, если я просто в магазин зашел, да купил чего-то на 133 рубля?
И совсем другое дело, когда ты зашел в магазин, взял товара на 100 рублей, а на кассе платишь 133.
А откуда 33 рубля взялись? Это куда?
А это государству.
А за что? То есть я заработал денег, зашел в магазин, купил, что хочу. Магазин заработал - понятно за что. А государство за что?
И покупок то в магазине, сами понимаете, не одна, не две, не три.
И любой человек платит, когда 100 рублей, а когда 200, когда тысячу, а когда и миллион.
Посчитайте хотя бы примерно, хотя бы на пальцах, сколько в итоге набегает.

При этом, заметьте - суммы финальные не меняются. То есть никто не платит больше, чем платил.
Но совсем другой эффект.
Одно дело, когда у тебя уже отчекрыжили денег, отдали тебе на руки урезанную сумму, и ты считаешь, что это так и есть.
И совсем другое, когда ты платишь налог сам, осознавая, что вот они, твои деньги - ты мог на них купить одно, второе, третье. Но не купишь - потому что отдаешь их государству...
А за что ты их отдаешь?

И вот в этот момент возникает совсем другой спрос.
Когда ты знаешь, что платишь - ты и спрашиваешь по-другому.
Одно дело, когда иллюзия халявы, когда какой-нибудь Лысый Набалдашник объявляет - "Всем выдать по 10 тысяч рублей", и народишко ликует: - "Ура, наш добрый батюшка царь выдал нам по 10 тысяч рублей. От себя небось оторвал, благодетель он наш!".
Да, народ искренне полагает, то царь запустил мохнатую руку не в их собственные, а в какие-то другие деньги, и выдает им не их же собственные деньги, мастерски до того изьятые, а какие-то другие.
И совсем другое дело, когда каждый человек, практически каждый день, платит огромные суммы - и тогда появляется нормальный инстинкт собственника: я плачу, значит я и заказываю музыку.
Я плачу государству, а не наоборот - значит это я хозяин, а не это сборище проходимцев, узурпировавшее власть, поющее сказки, нужные лишь для прикрытия своих нечистых дел.

Много американцев приводят в пример, что они там сознательные - конечно, разумеется сознательные. Любой, мне кажется, будет сознательным, когда за это платит.
Пока же мы каждый день платим огромные деньги, но этого не видим.

Особенно изощренный мазохизм случается тогда, когда государство начинает прессовать - то есть ломать жизнь на ровном месте людям, которые сами же прилежно это оплатили.
Под улюлюканья тех, которые также это оплатили - и почему-то думают, что их это не коснется.

Такая вот кручина.
Нет, если что - я не знаю, как это исправить.
А если и получится как-то со временем исправить - не уверен, что жить в эту пору счастливую доведется и мне, и тебе.
Гайдамак

Таран - оружие героев

У кого было насыщенное уличное, деревенское или дворовое, детство, тот знает - по десять раз успеешь на дню поссориться, объявить войну и бойкот, и столько же раз помириться - с трудом вспоминая, от чего сыр-бор.

У меня было так же, поводы детских ссор уже забылись, хотя один случай запомнился.

Началось, как всегда, с какой-то бессмыслицы, не стоящей выеденного яйца, на пустом месте.
В целом я всегда был уравновешен, оттого сам конфликты начинал редко.
Не очень уже и помню зачин - помню, что Ромка, один из чуваков нашей пацанячьей бригады, внезапно прицепился к моим очкам.
А для меня, травимого за четыре глаза в школе, тема больная.
Помню лишь, что он подскакивает ко мне, да тыкает пальцем. Я вспыхиваю, говорю ему, чтоб прекратил, а он только сильнее, думая, что это весело - малолетняя такая гопота. Доебаться, дабы чисто позырить - а чо будет.
Я вскакиваю, хватаю его за плечи и весьма ощутимо толкаю - отчего он шлепается на пятую точку и спину.
Не думаю, что это было сильно больно, скорее весьма унизительно.

Рядом сидит компания - причем больше его корешей, нежели моих.
По-хорошему, надо бы вскочить, да замесить меня скопом, что я их кореша обидел.
Но так вышло, что все видели, из-за чего стычка, и что Ромка сам нарвался. Ну и как-то момент упущен - Ромка удивленный лежит, все удивленно молчат, растерялись.
Ну и просто - я, так получилось, крупнее каждого из них в отдельности, толстяк, но не тюфяк, и в данном случае как на ринге - преимущества весовой категории никто не отменял. Попытка меня силой урезонить может обернуться для самого дерзкого самыми ощутимыми буханами.

Оставаться дальше охоты не было, поэтому я просто при всеобщем молчании встал, сел на велосипед, да поехал домой.

Обычно такие случаи кончаются так же глупо, как и начались, но этот внезапно получил продолжение.

Выхожу я через пару часов, сажусь на велосипед, куда-то еду, той уже улицей.
Вдруг впереди Ромка выскакивает на дорогу, машет руками, призывая остальных.
Они скоренько хватаются за руки, да в цепь, перегораживая проезд.
Ну да, чисто Кавказская пленница, только без Вицина, с его паралитическими подергиваниями.



Развернуться - самый, понятно, стремный вариант. Трусость в уличной среде презирается наиболее, от этого не отмыться.
Но у меня и мысли такой не было, меня зло взяло - да чего они, сопляки, себе вообще вообразили?!

Кстати, любопытно узнать, на что у них был расчет. Ну вот, как они предполагали, остановлюсь я - что дальше?
Опять же - если скопом нападут, то, конечно, рано или поздно замесят, да - но вопрос того, что я самый дюжий, точнее самый плотный, по-прежнему не решен. Прежде чем меня отлупят, я парочку-троечку супостатов успею ушибить, и, ввиду озлобленности, ощутимо.
Может расчет на то, что я испугаюсь да растеряюсь, и они возьмут в кольцо, да сперва стаей собьют спесь.

Говорю в умозрительной, "если бы, да кабы" форме - сами понимаете, что я выбрал иной вариант. А именно тарана, который оружие героев.
Стиснул зубы, пришпорил коня, то есть влепил по педалям, выжимая из моей "Тисы" скоростной максимум (а велосипед на удивление классный, скоростной и агрессивный), да с залитыми кровью глазами полетел на стенку, как Дон Кихот на мельницы.

Похоже они до последнего момента были уверены, что остановлюсь или отверну. А когда поняли, что нет, было уже поздно.
А в последние секунды произошло неожиданное для меня самого - я, доселе целившийся в Ромку, в последний момент отвернул и нарочно врезался в Назара.
Момент столкновения я запомнил, как торжество адреналинового восторга - левая ручка руля, вместе с ручным тормозом для усиления, с сухим, шмякающим треском влетела Назару в голову.
Цель рассыпалась. Сам я на полном ходу слетел на матушку-пыльную землю, треснулся весьма ощутимо и некоторое время валялся в контузии.
Самое время меня, беспомощного, месить (а детские разборки далеки от благородных боевых канонов так же, как далеки от них же разборки взрослые: лежачего бить - обыденное дело) - но страшная неожиданность произошедшего всех парализовала.

Тишина, конечно, долго не продлилась - Назар орет, из башки кровища фонтаном, алая еще такая, зрелищная.
Ромка от ужаса белый как мел, остальные тоже.
Второй раз за день я, отойдя от контузии, встаю, поднимаю велосипед, без каких-либо попыток меня задержать, уезжаю.

Да, разумеется, самый интересный вопрос - а почему я сбил Назара, имея возможность сбить Ромку, как главного зачинщика всей этой трехкопеечной панихиды?
Ответ простой, иллюстрирующий первичность чувств в состоянии аффекта, превалирование их над разумом.
Назар меня всегда бесил. У него была такая мерзкая-мерзкая, гоповская самоуверенная ухмылочка. Такая, из серии - "ну а чё ты мне сделаешь, а?". У Путина примерно такая же бывает, когда - "а хотели бы убить - убили!".
А он еще по дворовым раскладам считался мажором - забалованный, свой мопед, карманные деньги, два старших брата, покрывавших его в том числе и подлости. Такой, рано уверившийся в своей неприкосновенной крутости.
Ну и вот - я иду на таран, один против семерых, а он, мразь, стоит, мне дорогу перегородив, и лыбится вот этой вот своей гримасой поганой.
О-ох, и сколько же наслаждения я вложил именно в этот удар, именно в его поганую голову, с которой лыба слетела мгновенно - и, забегая вперед, никогда больше, при мне, по крайней мере, не появляясь.
Я враз, с упоительным восторгом, отомстил за всю эту нелогичную, но отчетливо ощущаемую мировую несправедливость, когда, не получивший должного отпора, гопник начинает мнить себя королем горы.

А Ромка? А на Ромку я, как ни странно, особо не сердился.
Он дурак порой, и повадки у него эти приблатненные, но по жизни в целом он чувак нормальный, и мы вполне себе ладили.
Ему в полной мере была свойственна эта босяцкая, реактивная неразборчивость - сегодня он весь в таком гневе, праведная ссора, "я с тобой больше не вожусь!" - а назавтра его уже попустило, и он искренне не помнит, а из-за чего вздорили. Кто старое помянет, типа, тому глаз вон.

Знаете, есть такой феномен народного всепрощения. Особенно ярко проявляется в стукачестве - во времена, увы, регулярно возвращаемые, становится модным и обыденным писать доносы. И бывает так, что сосед на соседа донос написал, последнего репрессировали, все отняли, а доносчик его имущество прикарманил, или просто, как сказал, "чисто позырить" - и хоть бы сон потерял. Хоть бы мальчики кровавые по углам сниться начали - не, ничего такого, написал донос, и живет себе, как ни в чем не бывало. Борщик ест, хлеб жует, бабу на печи валяет, на бессоницу не жалуется, только на несварение от сервелата.
А потом времена меняются, репрессированный возвращается. А доносчик ему - "ой, а ты меня извини, я на тебя донос написал - но это ведь время какое было!". И, что самое удивительное, пострадавший его прощает - и идут вместе водку пить, как ни в чем ни бывало.

Я понимаю, прощение негодяя - это не сколько освобождение мерзавца от вины, сколько освобождение себя - от бремени ненависти. Но все равно.
Мне это, кстати, несвойственно - я доносчика, добровольного доносчика, никогда не прощу. Я мстительный страшно. Это я с виду только добряк, рубаха-парень - а если меня кто обидел, то я могу и десять лет подождать, и двадцать, а потом, обидчик может уже и забыл всё, а я помню - и при любой удобной оказии вверну ему стилет под ребро. И дом сгорит, как бы случайно. И отпрыски вдруг - несчастный случай: тормоза отказали, в теплотрассу упал и сварился - и ничего не докажешь.
Уж истинно: месть - блюдо, подаваемое холодным.

К чему это я? А, это я к тому, что Ромка - он дурак, и он за свою дурость получил.
Пусть башку пробил я не ему, но этот случай враз поднял меня в дворовом статусе на серьезную величину - стало ясно, что я человек мирный, но мой бронепоезд, если что, стоит на запасном пути.
А еще - сбил бы я Ромку, это не показательно, не поучительно. А тут - вроде конфликт у нас, а пробитую голову внезапно получает присоседившийся, думая, что это безопасно - так, очкарика одного дерзкого проучить.
А дудки! Очень наглядный урок, что на войне как на войне, и если лезешь в бой, то там и шальные пули случаются.
Ты думаешь, ты на стороне большинства, и можно безнаказанно потравить, с ухмылкой, жертву из меньшинства - а тут, извините, как на Диком Западе, и к одиночке цепляться - опасная лотерея, последствия которой любой, не надеясь на защиту большинства, берет исключительно на себя.

Я, конечно, тоже испугался.
Испугался больше всего, разумеется, вероятности мести со стороны старших братьев Назара, и его родителей. Небезосновательно боялся травли, но все обошлось.
Основные шишки прилетели, как раз-таки, Ромке - типа если ты с кем ругаешься, то сам и разбирайся. А то нагородил ссору, а разбираться целых семь человек привлек - а толку?

В общем - поимел несколько крайне неприятных разговоров, но по пацански ситуация разрулилась и закрылась.
Инцидент был сочтен общим недоразумением, в котором Ромка гнал волну, я стоял за себя (что в дворовых понятиях уважается), а Назар попал в гущу, под замес. Опять же, у самого голова на плечах есть - куда лез в кучу, не пойми за что?

Ромка, как я и ожидал, на следующий день уже и не слишком помнил, а из-за чего сыр-бор, и вел себя так, словно мы век до того не разлей-вода, и еще век впереди.

Ну а для себя урок по жизни: таран - средство крайнее. Но иногда самое уместное и своевременное.
Увы. Иногда это единственный понятный аргумент.
Применяю редко, но в арсенале имею.
Гайдамак

Боря и Крым. История из будней частного извоза

Вспомнился персонаж один отчего-то.
Какой же это был год? 2009-й, наверное, или 2010-й.

Денег у меня было тогда мало, и я бомбил на своих мятых Жигулях-семерке, для поддержания штанов.
Благо в то время на частном извозе можно было жить - такси еще не обзавелись всякими агрегаторами, и ломили заоблачные цены. А на частнике откуда угодно и куда угодно можно уехать от любого угла.
Помню как это забавно - подходишь к краю дороги, и тут же проезжие машины замедляются, кучкуются к краю, а водилы впериваются - выставишь руку или не выставишь.
Если выставишь - визг тормозов и выстраивается небольшая очередь - новенькие иномарки, разваливающиеся хач-мобили, видавшие виды литовские "конструкторы".
Так что даже на моих Жигулях можно было полноценно работать.

Нарезаю как-то круги по Митино. Рука.
Так и так, Дедовск за 500 - хорошая цена, поехали.

Пассажир - нелюбимого мной типажа армянин.
К армянам я, как и ко всем иным национальностям, отношусь спокойно, ровно и уважительно, но есть среди некоторых армян неприятная черта - стремление развести понты любой ценой и стремление намахать ближнего своего, даже если в том нет текущей насущной необходимости.
Вот и этот, мне показалось, из вторых - излишне холёный, золотой перстень с сахарную голову, нарочито пацанские тёрки.
Но, с другой стороны - мне ж с ним не детей крестить, мне его только до Дедовска отвезти. А поболтать на всякие мирские темы - ну, отчего не поболтать.

Зовут его Борис. Про армянина я угадал - отец у него армянин, мать украинка. Из Днепропетровска, как я.
Родился и рос в Баку, пока после известных событий семья оттуда не сбежала.

Есть у меня давний талант слушателя - когда умеешь внимательно молчать, и разом получаешь симпатии и титул прекрасного собеседника. Так и тут, я ничего специально не делал, но Боря ко мне отчего-то быстро проникся.
Особенно когда разоткровенничался даже до того, что имеет условную судимость, по (многозначительно нагнал атмосферы таинственности) 159-й, а я, которому самому таковую некогда шили, сразу же озвучил - "мошенничество".
Он радовался как ребенок. И сразу же определил меня в свои.

В общем вышло так, что я всю дорогу молчал, Боря балаболил как из рога изобилия, а когда мы доехали, расплатился, да спросил - он этим маршрутом, к барышне, часто мотается - ничего если я ему телефон оставлю, а он меня регулярно вызванивать будет, пока у него самого машина в ремонте?
И ему хорошо, проверенный водитель, с которым поболтать можно, и мне - какой-никакой, а регулярный приработок.
С червоточинкой, конечно, персонаж, но, опять же, дружба дружбой, служба службой - я согласился.

Так я его с месяц, чуть ли не каждый день-через день катал.

Однажды позвонил он мне, спросил - могу ли забрать его не на обычном месте, а из центра, из Бутиковского переулка (это на Кропоткинской - из всех пафосных офисов там - самые пафосные)? Ну а мне чего - забрал оттуда.
Он как плюхнулся ко мне в Жигули, не нужно быть прикладным психологом - видно, очень мне рад.
- Наконец-то, - говорит, - первое за весь день человеческое лицо.
И давай изливать душу, что работает он политическим консультантом, и таких мерзавцев каждый день видит, что к вечеру по нормальным людям такая тоска подымается, что выть хочется.

А однажды попросил отвезти его в аэропорт.
Как обычно - ля-ля-тополя по дороге. Хотя был он молчаливее, чем обычно.
- Куда летишь, если не секрет? - спрашиваю.
- В Крым. В Симферополь.
- Отдыхать?
Боря лишь поморщился: - Да если бы.

Помолчал. Потом говорит: - Готовим присоединение Крыма к России. Я там работаю, консультирую местных на всякое.
Разумеется, я лишь похихикал, ибо звучало это тогда как присоединение Аляски, Австралии или Марса. Абсурдно и сказочно - что лишний раз подтверждало дело политологов, как дорого продаваемые мифы.
Боря моему скепсису не удивился, лишь сказал, что поживем-увидим.

Я всерьез его, разумеется, не воспринимал. Спросил лишь, кто заказчик подобного банкета (а банкет-то недешевый - какой-то целый симпозиум, и Боря - не единственный политконсультант, кто туда летит, и, вестимо, не бессеребренник).
Не помню, что он ответил - что-то вроде конгресса русских националистов, но кого точно имел в виду Боря, бакинский армянин-украинец, летящий в украинский Крым, консультировать русских националистов - поди пойми.
Да я тогда и не вникал особо.
И забыл бы напрочь об этом разговоре, если б не однажды грянувшие события.

А когда они, события, грянули - я разом Борю вспомнил.
- Надо чтобы волос седой на жопе вертелся, если хочешь нормально жить, - как-то Боря меня жизни учил, в одну из поездок. Это был как раз случай, когда из него пёрла полностью та лицемерная, слякотная личина, которую я так не люблю.
И интересно мне стало - кем же ты таким был, мелкий армянский черт, консультировавший русских националистов?
Хотя, скорее всего, никем особенно значимым. Так, клерк при консультационной конторе на Бутиковском.

Последний раз, когда я Борю видел, ехали мы через Митино, и отчего-то разговор зашел о траве.
Я-то не фанат, хотя дома у меня, оставшийся от говнорокеров, валялся корабль. Я Боре и предложил - просто так, потому что самому не надо.
Он аж подпрыгнул - заехали ко мне, я ему вынес, поехали в Дедовск, как обычно.

Потом он машину починил, и необходимость в моем извозе отпала.
Но он начал меня изводить на тему - Саня, а есть ещё? А почём?
Я ему прямым текстом - нету, я не увлекаюсь. То, что отдал - потому и отдал, что интересу нет. Я алкаш, и синьке верен.

А он мне не верит. Включился у него тот, понторезный, холеный, нелюбимый мной армянин, который убежден лишь в одном - если я ему коробок дал, то только для того, чтобы подсадить. А если отнекиваюсь - значит цену, как баба, набиваю.
Мне в такую мерзкую степь двигаться стало совсем неинтересно, я несколько грубовато попросил больше не звонить, и заблокировал его номер.
Гайдамак

Народ всегда неправ

- Вот вы полагаете себя технократами и элитой. Демократ у вас слово ругательное. Всяк сверчок да познает приличествующий ему шесток. Вы ужасно презираете широкую массу и ужасно гордитесь этим своим презрением. А на самом деле - вы настоящие, стопроцентные рабы этой массы. Все, что вы ни делаете, вы делаете для массы. Все, над чем вы ломаете голову, все это нужно в первую очередь именно массе. Вы живете для массы. Если бы масса исчезла, вы потеряли бы смысл жизни. Вы жалкие, убогие прикладники. И именно поэтому из вас никогда не получится маньяков. Ведь все, что нужно широкой массе, раздобыть сравнительно нетрудно. Поэтому все ваши задачи - это задачи заведомо разрешимые. Вы никогда не поймете людей, которые кончают с собой в знак протеста...
- Почему это мы не поймем? - с раздражением возразил Андрей. - Что тут, собственно, понимать? Конечно, мы делаем то, чего хочет подавляющее большинство. И мы этому большинству даем или стараемся дать все, кроме птичьего молока, которое, кстати, этому большинству и не требуется. Но всегда есть ничтожное меньшинство, которому нужно именно птичье молоко. Идея-фикс, понимаете ли, у них. Идея-бзик. Подавай им именно птичье молоко! Просто потому, что именно птичьего молока достать нельзя. Вот так и появляются социальные маньяки. Чего тут не понять? Или ты действительно считаешь, что все это быдло можно поднять до элитарного уровня?
- Не обо мне речь, - сказал Изя, осклабляясь. - Я-то себя рабом большинства, сиречь слугой народа, не считаю. Я никогда на него не работал и не считаю себя ему обязанным.
- Хорошо, хорошо, - сказал Гейгер. - Всем известно, что ты сам по себе. Вернемся к нашим самоубийствам. Ты полагаешь, значит, самоубийства будут, какую бы политику мы не проводили?
- Они будут именно потому, что вы проводите вполне определенную политику! - сказал Изя. - И чем дальше, тем больше, потому что вы отнимаете у людей заботу о хлебе насущном и ничего не даете им взамен. Людям становится тошно и скучно. Поэтому будут самоубийства, наркомания, сексуальные революции, дурацкие бунты из-за выеденного яйца...
- Да что ты несешь! - сказал Андрей с сердцем. - Ты подумай, что ты несешь, экспериментатор ты вшивый! "Перчику ему в жизнь, перчику!". Так что ли? Искусственные недостатки предлагаешь создавать? Ты подумай, что у тебя получается!
- Это не у меня получается, - сказал Изя, протягивая через весь стол искалеченную руку, чтобы взять кастрюльку с соусом. - Это у тебя получается. А вот то, что вы взамен ничего не сможете дать, это факт. Великие стройки ваши - чушь. Эксперимент над экспериментаторами - бред, всем на это наплевать... И перестаньте на меня бросаться, я же не в осуждение вам говорю. Просто таково положение вещей. Такова судьба любого народника - рядится ли он в тогу технократа-благодетеля, или он тщится утвердить в народе некие идеалы, без которых, по его мнению, народ жить не может... Две стороны одного медяка - орел или решка. В итоге - либо голодный бунт, либо сытый бунт - выбирайте по вкусу.
(с) Стругацкие, "Град обреченный"



Любопытно, что слова "толпа", "сборище", "масса", "плебс", "стадо" и им подобные, воспринимаются скорее презрительно-негативно, как символ чего-то шумного, бесполезного, бездумного и опасного.
Но при этом слово "народ" воспринимается чуть-ли не с благоговейным придыханием - ах, народ!
Хотя в чём между ними принципиальная разница - никто не может объяснить.

Само слово "народ" - обозначение чего-то массово народившегося. Что народилось - то и народ.
Как опята на пне, народились гроздьями - да и называются похоже, наростом.

Слово наделяют сакральным значением, хотя чего там сакрального? Народились люди - ну и прекрасно: коровы, свиньи, овцы, рыбы да тараканы тоже народились - и чего?

Народ - по сути своей животное. Интересы у него примитивные - все начинаются на "п", и заканчиваются на "-ать".
Все достижения, что приписывают народам - это не народа достижение. Это достижение отдельных личностей, вложивших свои личные амбиции.
Еще Чехов сформулировал: "Я верую в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям, - интеллигенты или мужики, - в них сила, хотя их и мало.
Несть праведен пророк в отечестве своём; и отдельные личности, о которых я говорю, играют незаметную роль в обществе, они не доминируют, но работа их видна; что бы там ни было, наука всё подвигается вперёд и вперёд, общественное самосознание нарастает, нравственные вопросы начинают приобретать беспокойный характер - и всё это делается помимо прокуроров, инженеров, гувернёров, помимо интеллигенции в целом, и несмотря ни на что"


Народ - как ребенок. Если исключительно потакать его желаниям, то быстро получишь нахального, тупого и самоуверенного тирана.
Именно поэтому меня начинает трясти, когда я слышу увещевания от отдельных личностей, от политических деятелей до всезнающих алкашей в провинциальных городишках, поучающих жизни окружающих, о некоем служении народу.

У народа как такового нет никаких задач, кроме задач звериных, ничем не выделяющих его из любого животного стада. Поэтому "служение народу" - это всего лишь потакание его примитивным инстинктам, и больше ничего. С самодуром-неумехой на выходе.
Если обеспечить удовлетворение всех народных потребностей, то это не значит, что народ такой борщика поел, колбаской закусил, поспал, на печке покувыркался, а потом и говорит - "ну что ж, поели, поспали - можно и в космос ракету запускать, науку двигать, искусство творить".
Нет, этого не будет. Когда народ скушает борщика, поспит, на печке покувыркается - он потом лишь снова покушает да поспит.
Он - народ. Его дело - нарождаться, только и всего.

Другое дело - нация. Это народ, у которого есть сверхзадачи. Большинство из которых, надо сказать, нарушают эту скромную народную идиллию в круговороте удовольствий на "п" и "-ать", лишают привычного, безопасного комфорта.
Именно в предложении таковых сверхзадач и есть мудрость власти, сила отдельных личностей.

Но тут интересный парадокс: сверхзадача и служение народу - это разные вещи. Народу, глубинному народу, который лишь нарождается и нарождается - ему сверхзадачи не нужны, они лишь разрушают его примитивный, но устойчивый животный быт.
Поэтому слова словами, но истинно интересное будущее может предложить лишь тот, кто народу не служит. Кто не видит в нем особенной ценности.
Потому как служить народу - это изначально запереть себя в очень узких, неблагородных рамках.

Есть такое выражение - "народ всегда прав".
Как по мне, так дело ровно наоборот - народ всегда неправ. Потому что, как вода не течет в гору, так и народ, повинуясь инстинктам, ищет лишь самые простейшие пути решения тех или иных прикладных, текущих задач.
Но простейший путь - не обязательно, далеко, самый плодотворный, самый дальновидный. Мир слишком сложен и многогранен, чтобы жизненные вызовы решать исключительно животными методами, оставаясь исключительно стадом.
Ну и человек, в отличие от животных, часть, прежде всего, не животного мира, а часть мира культурного.

Если обозначать вкратце мою политическую позицию - моя основная претензия к действующей в России власти заключается именно в этом: она не предлагает будущего.
Эта власть служит народу, а не культуре, а значит мне с ней не по пути.

Часто разделяют власть и народ, говоря, что власть - это одно, а народ - совсем другое.
По-разному бывает. В России, к прискорбию, власть народу идентична. Российская власть живет, поддерживая этот тупой сложившийся гомеостаз, эту пищевую цепочку, весь смысл существования которой заключается лишь в дальнейшем воспроизводстве этой же пищевой цепочки.
Как паразит, или раковая опухоль.

Можно много претензий выставить Советскому Союзу, но там была сверхзадача. И если у СССР была какая-то идеологическая компенсация бытовых неудобств, то современная Россия не может придумать даже и этого.
Посмотреть на образ жизни самой этой власти - сразу видно, что она глубоко народная. Даже все эти тайные дворцы чего стоят - ведь смысл дворца не в тайности, смысл дворца ровно в другом - чтобы быть видным. Чтобы служить атрибутом могущества.
А тут - все эти тайные дворцы, тайные, как в соседней стране, инаугурации президента.
Это все очень "народное", да. Тайком тащить себе что-то в берлогу, да трястись, чтобы никто не разворошил логово, не нарушил привычного животного уклада дел.
И всю кипучую, бурную деятельность направлять исключительно на то, чтобы заморозить, остановить какое-либо развитие. Забить другие мнения. Пересажать всех несогласных.
И, что примечательно - народ, в лице своей народной власти, меряет других по себе. И если кто-то недоволен, то сразу его спрашивают - "А ты чего бунтуешь? Тебе что, колбасы не хватает?".
Деградация - она, увы, происходит стремительно, и дна у неё нет. Поэтому - да, эти люди уже на полном серьезе измеряют успешность жизни только и исключительно доступом к колбасе.

Разумеется - все эти слова вы никогда не услышите от политика, потому как для политика народ - это его кормовое стадо. А, для собственной же выгоды, уж коли в политику пришел, гораздо проще сладко петь в народные ушки, подкидывать народцу колбасные обрезочки, да и просто, поддакивать, свистеть то, что народ хочет о себе услышать.
Поди плохо - ничего не делал, а при этом и духовный, и богоносец, и все нам завидуют.
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь! Этот взгляд.
Все может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!


Но я не политик, слава богу. Хотя была, кстати, возможность. И сейчас бы я уже занимал недурной пост, с доступом к кормушке, колбасой - но пришлось бы народу служить, а меня тошнит от одной только мысли.
Садо и мазо - две стороны одной медали, поэтому доить народ мне так же неинтересно, как и быть доимым.
Поэтому, вы уж извините, но я могу всецело уважать отдельных личностей, но народ (обычно самозванно присваивающий достижения этих личностей) мне уважать совершенно не за что.
Не вижу ни малейших оснований уважать народ только за то, что он народился. Кошки вон тоже народились, и чего?
И уж тем более не вижу оснований уважать народ за то, что он о себе воображает - не имея на то ни малейших реальных поводов.

К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды.
Ярмо с гремушками да бич.
(с) А.С. Наше Всё