Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Гайдамак

Путеводитель по ЖЖ

Если вы попали на эту страницу, оттого, что вас интересуют мои книги, "Путешествия. Инструкция по эксплуатации", "Ой, всё", "Если бы Конфуций был блондинкой", и, в том числе, возможность их бесплатно скачать, то вам сюда - Книга

Если у вас ко мне предложение, рабочего, приятельского или интимного плана - предлагайте.
Можно здесь, можно в соцсетях, можно на почту написать - butenko-rabota@yandex.ru

А если вы попали на эту страницу по любому иному поводу, то тогда привет, азм есмь популярный блоггер Гайдамак. Да-да, тот самый о котором вы так много слышали, и не всегда хорошее, а если не слышали - неминуемо скоро услышите.
Это я. Точнее моя фотография:

gYQVIDNzSbk

Узнать обо мне подробно можно здесь, об том, кто я есть, откель я родом.
А кому не терпится прямо вот сходу увидеть меня в обнаженном виде - жмите сюда, на отчет о нудистском пляже.

Здесь 100 фактов обо мне
Здесь отвечу на любой вопрос касаемый ЖЖ или меня лично

Меня можно френдить. Это не больно. Разве что немного в первый раз, но потом только приятно.

Если вы собираетесь комментировать данный ЖЖ - прочтите здешний кодекс поведения. Можете и не читать, конечно, но его незнание не освобождает от ответственности. Баню я легко, непринужденно и радостно. В переписку с базарным хамлом и Великими Мудрецами, что есть одно и то же, не вступаю, и все их комментарии стираю - так что не рассчитывайте руганью или троллингом легко и вальяжно отхватить себе внимания.

О политике френдования повествует пост Френдоцид. Взаимофренд отсутствует, и я чувствую себя по этому поводу великолепно. Это честность и уважение, к себе и к вам.
Его отсутствие позволяет мне беречь время - свое и ваше. Я поддерживаю только те знакомства, инициативы и разговоры, которые мне интересны, не тратя время и силы на пустое, лицемерное мелькание.
Не гонюсь за рейтингом. Да, для тщеславия приятно, но это не самоцель. Если бы мне был нужен рейтинг - я мог бы засесть на пару дней, и заспамить всю округу, как делают многие - с пидиристической такой радостью - "приффе-е-е-е-ет! Даффай дружить! У меня клёффый журнал! Чмаффки-чмаффки!" - и увеличить себе число френдов человек на 700 (по скромным подсчетам). Но зачем? Зачем мне эти "мёртвые души"? Что мне с ними делать?

Мною писано много всего и всякого, о мужчинах и женщинах, о вечном и бытовом, о жизни и смерти, Родине и чужбине, любви и ненависти, обо мне и о том, что меня окружает.
Пишу я так, чтобы мне самому себя было читать интересно. В каком-то смысле - главный фанат этого ЖЖ это я сам.
А чтобы и вы смогли зафанатить - существует

Путеводитель по ЖЖ

Я люблю путешествовать.
Объездил более 50 стран, еще больше городов и весей, о чем пишу тута фотоотчеты, не страдая излишней скромностью.

На каждую страну и некоторые регионы существует одноименный тег, в котором прописаны отчеты по этой стране, а также привязаны посты неразрывно с темой связанные.
Мои отчеты пристрастны и субъективны, зато неподкупны - заказные посты, подзамочные, рекламные а также пропагандирующие отсутствуют как класс.

Автор порой не гнушается ненормативной лексикой, фотографиями обнаженных натур, рассказами о борделях, субъективными оценками, потворством похоти и прочим смертным грехам, засилием бытовухи и скудностью официальных достопримечательностей, а также полным наплевательством на чувства верующих.

Я не обещаю вас беречь и вам угождать. Зато обещаю показать все мною виданное так, каким оно предстало мне.
Рассказать о том, о чем молчат путеводители. Или рассказать о тех местах, по которым нет путеводителей.
Как там у Туве Янссон - "Я полагаю, что каждое полотно, натюрморт, ландшафт, все что угодно - в самой глубине души автопортрет".

Отчеты по путешествиям:
(На внешней странице отображаются только избранные посты по теме каждого региона - если есть активная ссылка в заголовке - кликайте, значит их там ещё больше, чем видно глазу)

Россия / Rosseûško-Matuško

Москва и Подмосковье

Украина

Весь остальной бренный мир в алфавитном порядке

Всё, наверное. Любое дополнительное словоблудие - от лукавого.
Ищите, и да обрящете.
Кликайте - и да отворят окна вам.
promo haydamak november 2, 2017 16:21 3
Buy for 100 tokens
Я Александр "haydamak" Бутенко, и у меня много ипостасей, писательство - одна из них. Да, я пишу книги, мне это нравится, моим читателям тоже, и я намереваюсь какое-то время делать это и впредь. Что это за книги? Рассказываю про "Если бы Конфуций был блондинкой". Мои книги возможно…
Гайдамак

Неформальные футболки

P4290082.JPG

Одно время средь неформалов носить какие-то тематические футболки было принято. Выцеплять взглядом на улице "своих" было очень увлекательно.
Набор футболок по магазинам был стандартен, поэтому особенно вызывали уважение эксклюзивные - мерч с концертов, что-то заказанное из-за бугра, или самодел.
Обычной была ситуация, когда иду я по улице в футболке Blasphemy или Possessed, а мне на шею лобызаться бросаются: - "Бра-а-ат!".
Я и сам, как видел что-то необычное, так козу пырил, и в норме вещей было незнакомому человеку дать пятюню.

А сейчас поймал себя на том, что футболки с муз.логотипами сдулись как класс - всё перебили футболки путешественные, да с разными (тупыми в абсолютном большинстве) приколами.
Сдулись неформалы - сдулось и явление.

Только я иногда всё ещё в Bathory могу щегольнуть, или в Sodom-е - но на шею мне уже никто не бросается. Козу не пырит и пятюню не шлёпает. Э-эх!..
Гайдамак

Благодарность

Мудрая Туве Янссон сформулировала однажды в одном из самых серьезных своих произведений - "слишком многое мы склонны воспринимать как должное, в том числе друг друга".
И, к сожалению, это так. Именно от этого умирают отношения, гаснет страсть, тухнет интерес. Люди становятся друг другу чужими и далекими - и даже не могут вспомнить - а что произошло? Что разъединило?

А и не было порой отчетливого повода. Просто люди привыкли относиться друг к другу как к собственности, как к данности - к тому, что есть и будет всегда. И вода камень точит - по капле каждый день блекла значимость друг друга, а в какой-то момент - р-раз, а душонка уже истлела.

В мире людей вообще важно, считаю, помнить простую аксиому - ни один человек на земле другому ничего не должен. Может - но не обязан.
Оттого любое проявление внимания от человека к человеку достойно благодарности - вне зависимости от частоты повторений.

У меня в семье принято благодарить друг друга за вещи, за которые в иных семьях благодарить не принято.
Мы благодарим друг друга если кто-то приготовил обед - особенно если в свое свободное время. Сделал что-то по дому.
Благодарим друг друга за приятный разговор. За вместе просмотренный фильм.
Поменьше "долга" (который есть лишь разновидность чувства вины), побольше искренней заинтересованности в поддержании теплоты.
Кстати, про "долг" - мы благодарим друг друга за секс, особенно если это получилось правда чувственно.

Если дочка вела себя мирно, то я вечером обязательно поблагодарю её, за то, что не капризничала и мы так здорово весь день ладили.

Многие считают, что подобное внимание к каждому поводу излишне. "И так же понятно, что спасибо".
Так вот - нет, не понятно. Это и есть время зажигания тревожной лампочки - возникает ощущение, что человек "должен", что "никуда уже не денется", "и так сойдет".
Сперва это кажется безобидным. Как наркота: хочу - потребляю, хочу - слезу. Но это действительно опасно. Прежде всего именно этой незаметностью.
Угли медленно гаснут - но с какого-то момента больше не разгораются.

Еще у нас принято просить друг друга.
Опять же, исходя из этого же - никто ничего не обязан. Если что-то хочешь - ищи и да обрящешь. Стучи - и отворят.
Это, вестимо, не мои слова, а человека намного более мудрого.

Особенно важно просить о чем-то даже не из необходимости, а для радости. Для внимания и теплоты.
Попросить позаботиться. Попросить пожалеть, когда что-то не спорится и погано на душе.

Многие считают, что просить унизительно - а манипулировать - это как, не унизительно? Заставлять - не унизительно?

Ничего унизительного в просьбе нет. Напротив - когда просишь - наделяешь человека значимостью.
Многим, на самом-то деле, гораздо важнее, чтобы их попросили, потому что в этот момент они чувствуют себя важными, нужными, значимыми, чувствуют себя соучастниками происходящего вокруг, частью мира.
Это такая приятная, важная мелочь жизни, важное поддержание огня в человеческих взаимоотношениях.

Просить и благодарить - основа вежливости, а вежливость берет города.

Прошу в семье и благодарю - прошу мне чаю иногда сделать. Могу и сам, но так ведь приятно, когда кто-то заботится.
Нужно что-то из другой комнаты принести - дочку прошу. Могу и сам - но она такая счастливая убегает-прибегает, топая как слонопотам, улыбаясь до ушей, радостная.

Вне семьи тоже прошу и благодарю.
Особенно считаю важным благодарить тех людей, которых благодарить как-бы и не принято - полицейских, например.
Или вот здесь, на Кавказе, между регионами стоят стационарные кордоны, порой останавливают и проходишь регистрацию - многие бухтят, а я благодарю всегда.
Почему благодарю? Да потому что много можно сказать слов - очковтирательство мол-де, бюрократия, но как к этому не относись, но это все-равно влияет на безопасность - мою в том числе. И я знаю - эти суровые ребята, если случится, не дай бог, заваруха какая, будут в ней жизнью рисковать - ради моей, в том числе, безопасности.
Вот за это и благодарю.

Или вот, частность такая, в Орле еще, когда район новый выстроили - никаких съездов для колясок, желоб в подъезд для коляски же неудобный, такие прочие мелочи.
Обратился в управляющую компанию, те говорят - это к застройщику. Но только вряд ли ты с них что выбьешь - мы с ними ругаемся-ругаемся - и ничего.
Мы обошли район, отфоткали все места, послали застройщику - и попросили сделать.
И что вы думаете - сделали, хорошо и быстро, в самое ближайшее время.
Потому что попросили по-человечески, а не "ругаемся-ругаемся".
Ну и, конечно-же, мы их поблагодарили.

Исключения бывают, конечно, но в целом мир ко мне поворачивается исключительно мирной стороной.
Я считаю, что в колоссальной мере это именно от этого - от умения просить и благодарить.
Чего и вам желаю.

Спасибо, что терпеливо прочли аж до сюда.
Вы классные, на самом-то деле.
Порой читаю разные ЖЖ - а там такая помойка в комментах, и впечатление - как пуд лимонов в одну харю съел.
А вы, верные читатели, реально молодцы. Хорошо, что вы есть. Без вас хорошо, но с вами лучше.
Black Hole

Одни

Как вы считаете, мы одни во Вселенной?
Я считаю, что одни.

Человеческая культура последний век, мне видится, жила надеждой на продолжение, на экспансию. В природе человека бояться одиночества. Нужна очень большая смелость признать одиночество в любой из его граней.

Культура, особенно кинематограф, построены даже не на предположении, а на убеждении, что есть еще кто-то, подобный нам. И неизбежен контакт. Неизбежна большая, увлекательная космическая конкиста. В которой можно будет под шумок утопить в крови всех поднадоевших соседей по планете.
Это помогает отвлечься от любых мрачных саморефлексий, позволяет жить с надеждой, что как бы мы не изгадили нашу планету и как бы мы по скотски друг к другу ни относились - всегда можно начать с чистого листа. Переменить планету и зажить дальше.
Земля, мол де - это черновик. А потом - ка-ак полетим! Ка-ак заживём!..

Ну и вот - я считаю, что нет на самом деле у нас такого шанса. Мы одни.
Нам не переменить планету. И не зажить с чистого листа.
И я очень уважаю тех, кто находит в себе смелость (или мудрость, или еще что-то) признать это.

Весь жанр фантастики с космическим уклоном - это утопия, отчаянная попытка забыться, уйти от собственного одиночества в мир иллюзий. В мир, где есть красота - которую мы успели осквернить в этом мире. В мир, где есть надежда - которой у нас многих нет - особенно на пороге кризисов, когда ломаются старые схемы, а впереди только отчаяние.

Я люблю жанр фантастики, но смотрю на него лишь как на сказку, в которой намёк, добрым молодцам урок.
Любые инопланетяне - это фантазии нас о нас самих же. Фантазии людей, запертых на своей планете - и не имеющих шансов на побег.

Помните концовку "Марсианских хроник" Бредбери?

— А теперь я покажу вам марсиан, — сказал отец. — Пойдем, вставайте. Ты тоже, Алиса.
Он взял ее за руку.
Майкл расплакался, папа поднял его и понес. Мимо развалин они пошли вниз к каналу.

Среди развалин кричала ночная птица. Снова заговорил отец:
— Мать и я попытаемся быть вашими учителями. Надеюсь, что мы сумеем… Нам довелось немало пережить и узнать. Это путешествие мы задумали много лет назад, когда вас еще не было. Не будь войны, мы, наверно, все равно улетели бы на Марс, чтобы жить здесь, по-своему, создать свой образ жизни. Земной цивилизации понадобилось бы лет сто, чтобы еще и Марс отравить. Теперь-то, конечно…
Они дошли до канала. Он был длинный, прямой, холодный, в его влажном зеркале отражалась ночь.
— Мне всегда так хотелось увидеть марсианина, — сказал Майкл. — Где же они, папа? Ты ведь обещал.
— Вот они, смотри, — ответил отец. Он посадил Майкла на плечо и указал прямо вниз.

Марсиане!.. Тимоти охватила дрожь.
Марсиане. В канале. Отраженные его гладью Тимоти, Майкл, Роберт, и мама, и папа.
Долго, долго из журчащей воды на них безмолвно смотрели марсиане…


Гайдамак

Pain - Shut Your Mouth



Пятиминутка старческого бухтения - кажется вот только вчера Петер Тагртрен свалил из Hypocrisy, замутил проект Pain да тут же стрельнул абсолютным хитярой.
А этой абсолютной хитяре сегодня вот уж 16 лет - сколько же мне тогда? Эхе-хе, старость не в радость, кхе-кхе...

P.S. А песня крутая, да. Просто вытри задницу да завали ебало. Ну и инопланетянин клёвый, да. Тарелку он, сука, видите ли на заднем дворе запарковал, мудила.
Огонь иди за мной

Суккуб

Заблудился. Бывает такое. На каком-то круговом движении ушел в неверный поворот.

Неладное заподозрилось когда проехал огромную деревянную крепостную арку, статуи мифических исполинов, титанов Междуземья, которых совершенно точно не проезжал утром, когда мотнулся при оказии одним днем из мирной, спокойной, домашней Словакии, преисполненной журчащей славянской речью, в инородный венгерский Мишкольц, по дороге, утопающей в маках, с синими горами за пшеничными полями.

Есть у венгерской глубинки особенность – она похожа на кинохронику, которую видишь, но в которой не принимаешь участия.
Загадочные, шифрованные, длинные, нечитаемые венгерские слова на уличных вывесках. Речь, похожая на магнитную плёнку, запущенную в обратку. Дезориентирующее обилие смуглых лиц потомков гуннов и луноликих угорских блондинок.
Смотреть – смотри. Но помни, ты тут лишь зритель в пустом кинозале, в люминесцентном тающем свете. Без билета, да и без попкорна.

Однако вечерело. В пряный запах сухой полыни вплелись нотки коровьего навоза, винной, терпкой кислинки и вечерней, ветреной прохлады. Надо было спросить дорогу.

Вежливые, но отстраненные, нехотя вышедшие из кинохроники венгры лишь виновато пожимали плечами, с улыбкой углами губ – по-аглицки в стороне от городов никто не мерекает, даже трохi, а тот день, когда я смогу изъясниться по-венгерски, настанет в моей жизни еще не скоро.

Южная ночь накатывала саваном быстро, магазинчики закрыли жалюзи, по домам редко мерцали огни – ложатся рано. Люди стремительно рассасывались. Фонарный свет хватал пожелтевшими зубами лишь пустые улицы.
Обочины не было, я остановился, заприметив сзади странное движение, посреди дороги на аварийке.

Ныряя в темноту, выныривая в неверный, адюльтерный фонарный ореол, по пешеходной дорожке приближалась молодая девушка на роликах.
Я прошуршал стеклом, высунулся из моторного рокота в теплый, поющий цикадами загадочный венгерский вечер, приготовившись прервать грациозное, плавное движение своим похабным «экскюз ми!».
Но сказать что-либо мне было не суждено.

Девушка приблизилась, не смотря по сторонам, в ушах плеер.
Она была смуглая, из тех венгерок, что хранят магматический, раскаленный, пурпурный вулкан страсти, под холодноватым, нарочито надменным безразличием. Загорелая, вкусного, кофе с молоком оттенка кожа.
Чуть с горбинкой нос, дикарские, пугливые, настороженные, по-птичьи черные глаза.
Черные волосы стянуты в конский хвост на затылке, колыхающийся из стороны в сторону, рассыпаясь по плечам при движении.

Нижняя губа чуть поджата, как часто делают подростки, упрямо сохраняя этим свое еще хрупкое Я. Лицо красивое, молодое, свежее.
Во всей фигуре бушует огонь молодости, необъезженный мустанг, прекрасный цветок, распустившийся из нескладного юношества.
Изящные руки, локти. Плоский, сильный живот.

На девочке белая маечка, открывающая лопатки. Под белой маечкой черный контур лифчика, сковавшего небольшую, упругую грудь. На пояс от наушников идет оранжево-мультяшный провод.
И черные трусы, бесстыдно, туго обволакивающие каждый штрих уже разошедшихся в стороны крутых бёдер.

Именно не шорты. Именно трусы. Черная ткань, едва не расходящаяся от натяжения, позволяющая увидеть весь силуэт в деталях – веер из нескольких складок внутри бедра, ямочки над крестцом, подрагивающие при движении ягодицы, холм лобка и провал-щель под ним.

Лолита, хищная, стремительная гарпия, демоница, ночной суккуб. Дьявольское наваждение.
Сколько спермы и крови было в этом! Сколько клокочущих, бурлящих ночей. Сколько библейских притч. Сколько безнадежно влюбленных принцев, лезущих на башню, а попадающих на кол.
Какая грация! Неукротимый нрав природы, божественный дизайн, великолепная задумка, похотливое исполнение.

Это было слишком совершенно, чтобы продолжаться долго. Девушка удалялась, а я, высунувшись из машины, так и глядел ей вслед, мигая как дурак посреди проезжей части.
Не удел смертных зрить живых богинь.

Длинные, мускулистые, равномерно загорелые ноги, как толчковые лапы беговой лани, упруго и даже словно чуть с ленцой, попеременно отталкивали снаряд тела. Черный конский хвост прыгал по лопаткам, пересекаемым черными полосами лифчика. Означивался складками под ягодицами игручий шар зада.
Богиня уплыла в одно облако фонарного света, потом в другое, после ее силуэт потерялся во мраке.

Кто-то два раза стукнул по клаксону сзади и обогнал меня по встречке. Это немного вернуло туманный разум из безвременья. Но я не мог собрать разрозненные куски сознания, чтобы двинуться дальше.

Там, куда уплыл мой ночной суккуб, вдруг появилась молодежная компания – четыре парня, две девушки. Они весело о чем-то шумели. Девушки изображали какую-то пантомиму, парни хохотали, один хлопал себя по коленке полупустой пластиковой бутылкой лимонада.
Поравнявшись со мной, увидев мой странный, ошарашенный, подозреваю, вид , один из них что-то дружелюбно спросил, по общему смыслу – «вам помочь?».
Я открыл рот, чтобы спросить про дорогу, и как тут у них попасть в Словакию, но вместо того сдавленно произнёс: - «Кто она?»

Компания обернулась, туда, куда уехала гарпия, с которой они явно пересеклись, и всё, как мне кажется, вмиг поняв, дружно расхохоталась.
Парень с девушкой подмигнули мне, кивая в сторону исчезнувшей наяды, и что-то сказали на своем, на мадьярском, горделиво, как мне показалось - видал, мол-де, наших?
- «Ду ю спик инглиш?» - я, кажется, немного приходил в себя.
- «Э литтл бит» - все-таки хорошо иметь дело с молодыми.

Дорогу они мне рассказали. Уже через час я пересекал пустую венгерско-словацкую границу, с заколоченными пограничными постами, упраздненными великим и ужасным Евросоюзом. А уже через два, заехав в какой-то маленький поселок, остановился у костела, и уронил усталую голову в сон до утра.

Но та ночь меня не отпускает. Иногда я вспоминаю венгерскую валькирию, русалку в черных трусах, и это волнует мне кровь.

Никогда, ни до той встречи, ни после, я не встречал ничего более хтонически сексуального.